Кисточка послушная губам
Уже февраль, а снег всё сыпется, Ходил он в гости к январю. Уж птичий гомон чаще слышится, А в парке:" Я тебя люблю!" !
Форум
ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
ФОТО
ФОРУМ
Написать отзыв
Регистрация
Вход
ПОДЕЛИСЬ
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » творчество моих друзей » Сказки » Волшебные сказки у Толика Касьянова
Волшебные сказки у Толика Касьянова
Ната-хозяйкаДата: Понедельник, 18.01.2016, 15:09 | Сообщение # 1
Хозяйка сайта
Группа: Хозяева сайта
Сообщений: 3035
Награды: 35
Репутация: 6
Статус: Offline
Для вас друзья я добавлю сказки у моего друга Толика, кому интересно читайте ТУТ о нем и заходите часто суда писать свое мнение про сказку. Знаю что он на небе все видеть, у нас была волшебная любовь и на сайте будем писать как живому.
Приятного вам настроения!
Прикрепления: 3422831.jpg(7Kb) · 0346677.jpg(14Kb) · 1044872.jpg(54Kb)


Дорожите дружбой - ведь жизнь одна и так коротка
 
Ната-хозяйкаДата: Понедельник, 18.01.2016, 15:18 | Сообщение # 2
Хозяйка сайта
Группа: Хозяева сайта
Сообщений: 3035
Награды: 35
Репутация: 6
Статус: Offline

«От Деда Мороза»
или
вкратце о себе

С некоторых пор я занимаю должность… Деда Мороза. Всё дело в том, что трёхлетний мальчуган Женя просто-таки «затерроризировал» свою бабушку: «позвони Деду Морозу! Хочу поговорить…» Неожиданно выбор пал на меня. Имея определённый опыт общения с детьми, я как-то сразу не растерялся, и очень скоро звонки от Жени стали регулярными. Как после свидетельствовала бабушка, выбор ею был сделан верный:
– Ты живёшь один, значит, кроме тебя к телефону подходить некому. Гортанный, не совсем внятный голос способствует созданию ореола таинственности и сверхъестественности. К тому же легко контактируешь с детьми. Поэтому мой Женька просто в восторге от нашего Деда Мороза!
Потихонечку я выведал, что же ждёт от меня ребёнок «под ёлочку». Оказывается,  отнюдь не «Мерседес» с компьютером, не игровую видео-приставку, а… набор кукольной мебели, «сундучок» с шоколадными конфетами, яблоками и мандаринами, громкую хлопушку (чтобы напугать папу с мамой) и книжку с яркими картинками «для бабули» (чтобы читала внуку перед сном). Такой незатейливый набор подарков согрел мое сердце. Значит, не только мы – взрослые – устали от поглощающего потока информационно-технических новшеств, но и наши дети. В голову пришла патетическая мысль: «пусть компьютер вытеснил книгу, но он не заменит её. Книга останется для нас праздником!»
И, слава Богу, что для маленького Жени Дед Мороз стал реальным лицом, с которым можно запросто поговорить по телефону, разузнать о далёкой Лапландии и рассказать о своей детской,но уже такой яркой и наполненной, жизни. В представлении сорванца, я –огромный добрый старик в потёртой шубе, в валенках до колен и с белой роскошной бородой. Мой верный помощник – гнедой конь, не страшащийся ни бурь, ни вьюг, ни
метелей. Он мчит меня в санях с золотыми полозьями по лесам, горам и полям. И куда ни направлю я свой ледяной посох, – там вмиг расступаются ели, освобождая нам путь. А за плечами у меня мешок, в котором собраны подарки для всех-всех детей на земле…
Так думает трёхлетний Женя. А на самом деле его Дед Мороз – ещё пока довольно молодой, безбородый, во всех суставах скрюченный параличом человек. И живу я не в сказочной Лапландии, а в своей квартирке на пятом этаже (правда, с крыши у меня свисают массивные, причудливые сосульки, оставшиеся с оттепели. В студеном свете декабрьской луны они воистину создают впечатление новогодней сказки). Живу со своими заботами, нуждами, болячками, привычками…, наконец, со своею надеждой и со своею хандрой. Но если для маленького человечка я на несколько минут в неделю превращаюсь в Деда Мороза, значит, уже живу не зря!..

Друзья мои, не утрачивайте веру в себя и, конечно же, в Деда Мороза! Никогда и ни при каких   обстоятельствах!!



Дорожите дружбой - ведь жизнь одна и так коротка
 
Ната-хозяйкаДата: Понедельник, 18.01.2016, 15:33 | Сообщение # 3
Хозяйка сайта
Группа: Хозяева сайта
Сообщений: 3035
Награды: 35
Репутация: 6
Статус: Offline
СКАЗКИ
НОВОЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ ИВАНА ЦАРЕВИЧА

Жил да был в некотором царстве, в некотором государстве Иван Царевич. Когда исполнилось Ивану семь лет, матушка и батюшка отдали сына в первый класс царской школы. Учительница у Ивана была добрая. Учила она Ивана сочинять сказки, танцевать вальсы, петь песни и лепить из глины дудочки-свистульки. А скакать на коне, держать шпагу, фехтовать рапирой и драться на рыцарских турнирах учил Ивана сам Царь-батюшка.Так вот и рос Иван Царевич,мужал. Но однажды беда приключилась. Ясным осенним денечком дети гуляли на большой перемене во дворе школы, играли в салочки, горелки и лапту. Вдруг сильный-пресильный ветер задул, лазурное небо свинцовыми тучами покрылось – и с оглушительным свистом Баба Яга в ступе пронеслась. И унесла с собой Ивана, сына царского. Горевали, горевали Царь и Царица, да ничего не попишешь, видать, воля Божья на то, чтобы они в старости одни без подмоги сыновней остались. А тем временем злая Яга,костяная нога, унесла Ивана за тридевять земель, за тридевять морей, в место гиблое, во мрак погруженное. Владычествовал там сам Кощей Бессмертный. Всех заточал он в свой замок, на высокой горе стоявший, на честнОй народ ужас нагонявший. В этом замке врата были дубовые, кованым железом с двух сторон обитые, оконца крошечные, зарешеченные, да еще медведи на страже стояли.
Бросили Баба Яга с Кощеем Бессмертным Ивана в замок свой и радуются, ждут не дождутся, когда же отрок славный состарится и погибнет, чтобы кровушку его честную выпить, а тело его богатырское стервятникам, прислужникам своим верным, отдать. Но была тайна великая у Кощея Бессмертного и Бабы Яги. Боялись они ее пуще света божьего, пуще духа русского. Тайну эту Иван от Аленушки, девицы прекрасной, узнал. Сама Аленушка уже три года и три месяца в замке темном, заколдованном у душегуба распроклятого Кощея томилась.Вот что сказывала она Ивану Царевичу: "Кто триста тридцать три сказочки русских без запинки наизусть расскажет и вдобавок семьсот семьдесят семь песенок споет, пред тем все врата дубовые, кованым железом с двух сторон обитые, вмиг и откроются. А сила нечистая, Кощей Бессмертный с Бабой Ягой, костяной ногой, и со стервятниками, ихними прислужниками верными, в тот же час сгинет на веки вечные. Да кто же сможет столько сказочек рассказать и песенок спеть?! Видно, суждено нам с тобой, Иванушка, Царевич ненаглядный мой, здесь смерть свою лютую отыскать". Ничего Царевич не отвечал, но слова красной девицы мотал на ус. И решил Иван, сын Царя русского, одолеть орду черную, силу нечистую, разумением своим. Тридцать три дня и тридцать три ночи сказки рассказывал и песни пел, всё-всё вспомнил, чему его добрая учительница учила. Тем и победил силу вражью, ненавистную. Вернулся Иван Царевич в домотчий да Аленушку с собой привел. Полюбил он ее, красну девицу, на всю оставшуюся жизнь. Ох, и радости было у Царя-батюшки с Царицей-матушкой. На всю Русь Великую пир созвали.


Дорожите дружбой - ведь жизнь одна и так коротка
 
Светлана_ФДата: Понедельник, 18.01.2016, 22:31 | Сообщение # 4
Ромашка
Группа: поэт и писатель
Сообщений: 566
Награды: 6
Репутация: 0
Статус: Offline
Какая замечательная, добрая и поучительная сказка! Давно я таких не читала, только в детстве, может. Интересно было бы почитать другие сказки этого чудесного автора!
 
Ната-хозяйкаДата: Четверг, 21.01.2016, 20:44 | Сообщение # 5
Хозяйка сайта
Группа: Хозяева сайта
Сообщений: 3035
Награды: 35
Репутация: 6
Статус: Offline
Светлана_Ф, спасибо милая, он самый светлый был человек в моей юности и до сих пор помню его улыбку с голосом, я общаюсь его мамой. Вот еще сказка...

СЕРДЦЕ ВИРТУОЗА
Давным-давно жил в одном городе скрипач. Звали его Виртуоз – непревзойденный музыкант. Он был очень добрым и играл на своей скрипке так, что мог исцелить любого больного. Заболеет в городе человек, сразу к нему приглашают Виртуоза, сыграет он две-три свои волшебные мелодии, больной послушает их, вмиг и поправится. Многие приезжие недоумевали: "Почему, мол, только Виртуоз так может играть на скрипке, что
каждый человек, слушающий его музыку, выздоравливает? Что за чудо такое?"
А жители того города знали, в чем тут дело, да никому не сказывали. Ведь не
было никакого чуда, просто обладал Виртуоз сердцем добрейшим, и людей лечил мелодией, звучавшей из самого сердца. Одна только беда была.
Родился Виртуоз на свет белый, все приметили необыкновенное дитя, уж очень славным он был. Разузнала об этом злая ведьма Рачильда. Возненавидела она младенца, и в тот же миг проклятье свое навела: "Ровно тридцать лет будет биться сердце Виртуоза, а потом его Черный Ворон выклюет". Случайно стало известно об этом проклятии Виртуозу. Однажды помог он старой женщине купленные на базаре яблочки до дому донести. Она его яблочками угостила и о ведьме той рассказала.
И еще о своем сыне сказала, будто бы злая Рачильда много лет назад его с собой унесла. "Тогда сын мой был таким же молодым, как ты сейчас, – со слезами поведала старушка. – С той поры каждый божий день ворон какой-то к моему дому прилетает, и, кажется, словно бы все он в окно заглядывает".
Тоскливо смотрела на Виртуоза одинокая пожилая женщина, когда тот, распрощавшись с ней, поспешил уйти. Не поверил молодой скрипач старухе, лишь посмеялся, посчитав ее безумной, да по молодости лет тут же и забыл. Но вскоре сон ему жуткий приснился: будто Черный Ворон сердце его на куски разрывает. Проснулся Виртуоз от страха, глянул
в окно, а там и в правду злой ворон на дереве сидит, крыльями машет, громко каркает. Еще больше испугался Виртуоз, вспомнил, что говорила ему старушка, и опечалился: "Неужто и вправду мне всего тринадцать лет жить осталось?!" Семнадцатый год шел тогда Виртуозу.
***
Однажды заболела у кузнеца дочь. Позвал он Виртуоза, чтобы тот поиграл ей на скрипке. А не знал кузнец, что скрипкой своей лечит всех Виртуоз. Недавно еще в городе том поселился кузнец, не со всеми успел познакомиться. Удивился он, обрадовался, когда дочь его выздоровела и говорит Виртуозу: "Проси что хочешь, все для тебя сделаю". Вздохнул молодой скрипач, отвечает: "Ничего мне не надо, все у меня есть – молодость, красота... на скрипке играю лучше всех. Одно только горе на сердце моем лежит..." И поведал Виртуоз кузнецу о беде своей.
Внимательно кузнец его выслушал; потер свои огромные ручищи, покряхтел и говорит: "Не беда. Помогу я твоему горю. Скую тебе из золота панцирь во всю грудь, никакой ворон не раздолбит его". Ох, и обрадовался Виртуоз удаче такой, сразу на душе легче стало!
Как они порешили, так и сделали. Носит Виртуоз панцирь золотой, не нарадуется. Да вот незадача: играть-то он еще лучше стал, но людей почему-то его музыка больше не лечила. Но Виртуоз об этом и не думал. Свое несчастье позабыл и о чужих несчастьях
заботиться перестал. Стал Виртуоз пышные балы устраивать, да знатных особ к себе приглашать. Окружил себя роскошью и довольством. Как-то раз, на один из таких балов, пришла к Виртуозу принцесса Грация, из небольшого соседнего городка. Она была так мила и прелестна, так хрупка и изящна, что никакими словами передать невозможно. Ее красоту разве только с музыкой можно было сравнить. Виртуоз с первого взгляда влюбился в принцессу. И играл в тот вечер так божественно, что все присутствующие то и дело замирали от восхищения. Под конец бала отдал Виртуоз скрипку другому музыканту, а сам набрался смелости и пригласил Грацию на заключительный вальс.
Когда они закружились под звуки вальса, сказал Виртуоз принцессе о том, как он полюбил ее, и попросил у нее руки и сердца. Грустно вздохнула Грация, нежная улыбка исчезла с ее лица, а на глазах заблестели слезы.
"Я не могу выйти за Вас замуж", – тихо прошептала она.
"Но почему?! – вскричал возмущенный Виртуоз. – Разве у тебя уже есть жених?! Так я убью его!" "Нет, – кротко ответила Грация, – Нет у меня никого, кроме больной маменьки. Я не могу оставить ее и выйти за Вас замуж".
Вспомнилось Виртуозу, что всего лишь пять лет тому назад лечил он своей музыкой людей. Горько стало ему. Раздосадовался он на себя за то, что испугался колдовства какой-то ведьмы Рачильды, Черного Ворона испугался. Сорвал Виртуоз с груди своей золотой панцирь, швырнул его на пол, да так что золото не выдержало, на кусочки
разлетелось. И приказал кучеру своему лошадей самых резвых в карету запрягать. Тотчас приказание было исполнено, и помчался Виртуоз с принцессой к ее больной маменьке.
Вошел Виртуоз в дом, где жила принцесса со своею матерью, встал у изголовья кровати, на которой больная уж лет десять лежала, и заиграл. Тихо-тихо сначала пела скрипка, смычок медленно и нежно касался ее струн. Потом все быстрее и быстрее водил смычком
Виртуоз, музыка звучала громче и громче, наполняя собой пространство старинного дома... Пожилая, измученная женщина неожиданно села, потом встала с кровати и прошлась по комнате. Виртуоз, однако, продолжал играть, боясь, что его музыка еще не до конца исцелила старушку. И только когда женщина сказала, что она совершенно здорова, скрипач перестал играть. С его лба стекали струйки пота, а на лице была счастливая улыбка, ведь он снова мог лечить людей. Он не помнил в ту минуту ни о ведьме, ни о Вороне, он был счастлив.
Виртуозу тогда было двадцать три года. Поженились они с принцессой Грацией, и стали жить вместе с маменькой в своем просторном уютном доме.

***
Много излечил Виртуоз с той поры людей, но о Черном Вороне все же нет-нет да вспоминал. И вот исполнилось ему тридцать лет. Что и говорить, боялся Виртуоз своих именин. Он боялся, и жена его, принцесса Грация, до смерти боялась. Ведь случись что с Виртуозом, не пережила бы она. Любила Грация его очень.
Но вот что с ними приключилось. Как уже было сказано, наступил тридцатый день рождения Виртуоза. Встали они с женой в этот день очень рано, еще заря в небе не занялась, уже встали. И к окну тотчас – Ворона высматривать. А за окном тьма-тьмущая, хоть глаза прогляди – ничего не видать. Успокаивали друг дружку Виртуоз с Грацией,
как только могли, и действительно уж понемножку успокоились. Как вдруг, стук в окно. Задрожали они, обнялись, ждут, что же дальше будет.
Разбилось оконное стекло, и ворон влетел черный-черный, как ночь. Взмахнул он крыльями и в рыцаря превратился. На плечи у него наброшен был черный плащ, а в руках был острый меч. Сам он чудовищем казался, но глаза грустные и добрые были. Подошел он к Виртуозу и промолвил: "Ровно тридцать лет назад заколдовала меня злая
ведьма Рачильда. Был я тогда прекрасным юношей, добр я был и честен. Превратила
меня Рачильда в Ворона Черного. И повелела мне убить тебя, Виртуоз, чтобы вновь облик свой человеческий обрести. Но не причиню я тебе зла, Виртуоз. Много ты добра сотворил, многих людей от смерти и страданий избавил. Об одном лишь тебя прошу, Виртуоз: отсеки мне голову этим вот мечом, чтоб не возвращаться мне больше к ведьме-колдунье да не быть вечным ее рабом".
Слушали Виртуоз и Грация рыцаря, слушали, и прийти в себя никак не могли. Но как только рыцарь замолчал, сорвала принцесса со стены скрипку, подала ее Виртуозу и приказала играть. И заиграл Виртуоз. Тихо пела скрипка, словно рыдала она под смычком. Долго играл Виртуоз. А когда совсем обессиленный повалился он на пол, подхватил его прекрасный юноша...
Так одержал Виртуоз победу музыкой своей необыкновенной, из самого сердца звучащей, над колдовством ведьмы Рачильды. Себя спас, и мужественного юношу от заклятия ненавистного избавил. Юноша этот был сыном той самой старушки, которой помог однажды скрипач яблочки с базара донести. Хоть и много лет прошло, но не изменился он, так и остался молоденьким, и все таким же прекрасным юношей. Ох, и обрадуется мать возвращению сына, ох, и удивится! Ведь не знала она тогда, в кого ее сына злая
Рачильда превратила, и почему Ворон все к ней в окно заглядывал.
Виртуоз с Грацией прожили долго и счастливо, многих людей излечил еще Виртуоз. А о злой ведьме Рачильде никто в городе том больше и не вспоминал.


Дорожите дружбой - ведь жизнь одна и так коротка
 
Светлана_ФДата: Четверг, 21.01.2016, 22:03 | Сообщение # 6
Ромашка
Группа: поэт и писатель
Сообщений: 566
Награды: 6
Репутация: 0
Статус: Offline
Какая сказка... она мне напомнила сказки Гоффмана, братьев Гримм. Очень сказочная сказка.
 
Ната-хозяйкаДата: Вторник, 26.01.2016, 15:05 | Сообщение # 7
Хозяйка сайта
Группа: Хозяева сайта
Сообщений: 3035
Награды: 35
Репутация: 6
Статус: Offline
Светлана_Ф, да, у него вроде и голос такой же был, я как то помню его слова...
Вот еще

БАЛЕРИНА

Как-то раз маленькая пятилетняя девочка осталось дома одна. В тот день почему-то все куда-то спешили, даже бабушка ушла, сказав Оленьке (так звали нашу девочку), что скоро вернется. А чтобы Оленьке не было скучно, бабушка достала ей из серванта небольшую фарфоровую куклу. Кукла эта была старая-престарая и, по-видимому, еще сама бабушка, когда была маленькой, играла с ней. Но как только дверь за бабушкой захлопнулась, Оля швырнула куклу под кровать, да так, что та чуть было не разбилась, а сама горько заплакала. Как и всем детям, ей было страшно и очень-очень грустно оставаться одной дома.
Не знаю, сколько бы она так проплакала, если бы кукла... не ожила. Но об этом я расскажу чуть позже. А сейчас послушайте, как необычно выглядела эта кукла. Чтобы вам легче было ее представить, сразу скажу, что она была балериной. Не удивляйтесь, именно так она и выглядела – как самая настоящая маленькая балерина.
Кукла была одета в белоснежную пачку, а на ногах у нее были розового цвета пуанты, что необычайно гармонировало с бледно-шоколадным цветом ее кожи. Черные волосы были аккуратно собраны в култышку и перехвачены алой ленточкой. Правая ножка у нее была вытянутая и напоминала собой спицу, а левая ножка была так согнута, что ее пальчики касались колена правой ножки. Ручки, грациозно вскинутые перед собой, напоминали объятие, словно кукла хотела кого-то обнять, но в ее объятиях, как вы сами понимаете, был лишь воздух. Гордо поднятая головка на изящной, тоненькой шейке была повернута чуть набок, и казалось, будто кукла все время оглядывалась. Но самым необычным было ее лицо. Непостижимым образом художник, расписывавший куклу, изобразил на ее милом и нежном лице неподдельную человеческую грусть, – глядя на нее, всегда хотелось плакать. За это Оля не очень любила балерину. Но играла с ней охотно, правда, кукла редко попадала ей в руки, боялись, что Оленька разобьет ее и поранится.
Бабушка рассказывала, что раньше балерина стояла на маленьком хрустальном подиуме. Но его нечаянно разбили, и танцевать она больше не могла, ведь по центру того подиума было сделано специальное углубление для правой, опорной, ножки, что позволяло кукле не только находиться в вертикальном положении, но даже кружиться. Стоило лишь легонько подуть на нее, и балерина начинала вращаться.
...А теперь пришло время сказать, что же дальше произошло с Оленькой и ее куклой. Как вы помните, Оля зашвырнула куклу под кровать. Балерина сильно ударилась о дальний угол и очутилась на большой груде кем-то спрятанных и давно забытых фантиков. Словно недовольная кошка, она начала громко чихать и фыркать, потом распрямила согнутую ножку, опустила ручки и поспешила выбраться из столь неприятного, темного и покрытого толстым слоем пыли места. После она долго чихала, отряхивая с себя пыль, но Оленька все еще плакала, сидя на полу и не замечая куклу. Когда та легонько коснулась Оли, то девочка от неожиданности громко всхлипнула и оглянулась. На нее смотрела совсем незнакомая кукла, точнее даже не кукла, а молодая прелестная девушка махонького роста (всего сантиметров тридцать от пола). Глаза незнакомки моргали, на лице была нежная, грустная улыбка. Оля не находила в ней ничего общего со своей старой фарфоровой куклой, хотя выглядела та по-прежнему: белоснежная пачка, розовые пуанты и алая ленточка, туго заплетавшая черные волосы.
От удивления Оленька не могла выговорить ни слова. Впрочем, она не была до конца уверена, позволительно ли ей разговаривать с незнакомой тетенькой, пускай и такого маленького роста, не понятно, как и зачем проникшей в квартиру. Поэтому Балерина заговорила первой: "Не плачь, Оленька! Не стоит плакать по пустякам. Я расскажу тебе грустную-прегрустную историю, где много-много слез". Оля, забыв обо всем на свете, завороженными глазами смотрела на незнакомку, и едва слышным шепотом пролепетала: "Кто Вы?" "Я – Балерина. Ты же знаешь меня, я живу в вашем серванте, а только что ты забросила меня под кровать".
"Простите", – пролепетала Оля и чуть не расплакалась снова.
"Ничего, ничего, – поспешила успокоить ее Балерина и продолжила свой рассказ: – Не плачь, девочка, никогда не плачь по пустякам, не стоит... Люди слишком жестоки, чтобы понять слезы других. Я расскажу тебе историю, полную слез и страданий. Слушай: «Давным-давно, еще в прошлом веке, жил в нашем городе один часовщик. Он был искуснейшим мастером, со всего города приходили к нему чинить часы. Порой его мастерская напоминала музыкальную шкатулку: "тик-так, тик-тук, часы идут..." Казалось, такая односложная мелодия, не переставая, звучала в ней. Часовщик был человеком молодым и веселым, он целыми днями работал, а вечера посвящал отдыху – ходил на всевозможные балы, карнавалы, званые обеды, но больше всего любил театр.
Особенно ему нравился балет. Балетная труппа спектакли давала нечасто – раз в
месяц, каждый раз часовщик с нетерпением ждал этого дня.
И вот однажды наступил один из таких дней. По всему было видно, что этот день необычный, не такой, как предшествующие дни. Во-первых, ожидалась премьера. А во-вторых, все знали, что в первый раз выйдет на сцену молодая балерина, несколько лет проучившаяся во Франции, и вернувшаяся в Петербург. Можно себе представить, как неистовствовали зрители, собравшись задолго до начала спектакля, ожидая, когда же наконец появятся актеры.
О, как она была божественна в тот вечер! По окончании спектакля зал рукоплескал, на сцене некуда было ступить – ее пестрым ковром застилали цветы. Когда артисты вышли в последний раз кланяться публике, мой мастер набрался смелости, и преподнес дебютантке скромный букет фиалок.
С тех пор они часто встречались, часовщик и балерина. Они любили друг друга. И, как герои того премьерного спектакля, клялись друг другу в вечной любви..." Кукла тяжело вздохнула, смахнула катившуюся по щеке слезинку и продолжила свой рассказ: "Когда она танцевала в последний раз на сцене Мариинского театра, весь зал рыдал. Ее танец назывался "Лебединая песня", в нем рассказывалось о
предсмертном мгновении прекрасного белого лебедя. Казалось, во время танца она
растерянно и грустно оглядывалась в зал, словно просила у кого-то прощения. В
тот же вечер танцовщица уехала обратно в Париж, а часовщик сотворил меня..."
...Возвратившаяся бабушка чуть было не разбудила внучку. Оленька сладко посапывала, свернувшись калачиком. В крошечных кулачках она крепко сжимала свою любимую фарфоровую куклу. На щеках девочки видны были высохшие слезы.


Дорожите дружбой - ведь жизнь одна и так коротка
 
Ната-хозяйкаДата: Вторник, 26.01.2016, 15:47 | Сообщение # 8
Хозяйка сайта
Группа: Хозяева сайта
Сообщений: 3035
Награды: 35
Репутация: 6
Статус: Offline
ГАНЦ И ФЕЯ
В незапамятную пору жила водной сказочной стране красавица Сезанна. И был в нее влюблен художник Ганц. Он был застенчивым молодым человеком, жил в маленьком, но уютном домике неподалеку от своей мастерской. Ганц много рисовал, и картины его славились во всех уголках той страны. Однажды он расписывал стены королевского дворца, да так понравился королю своими работами, что тот хотел его сделать первым художником королевства. Но скромный Ганц отказался. Тогда король щедро вознаградил его, дав дюжину золотых монет. И что же с ними сделал Ганц?! Пока шел от королевского
дворца до дома, он раздал монеты нищим, и только одну оставил себе – на память.
Ганцу всегда казалось, чтовсе у него есть: талант, молодость, деньги – словом, все, чтобы быть счастливым. Еще более счастливым его делали доброта и щедрость. И только одно огорчало Ганца: он никак не мог набраться смелости и попросить руки и сердца у красавицы Сезанны. Это обстоятельство так удручало художника, что он даже решился обратиться за помощью к колдунье Борбосе. Она не была злой колдуньей, но и доброй почему-то тоже – не могла или не хотела быть. Борбоса сторонилась людей, и жила одна в самой чаще дремучего леса. Люди издавна стращали ею детей, сочиняя про Борбосу различные небылицы. Хотя они сталкивались с колдуньей очень
редко, – все знали, где она живет, и без надобности туда не ходили.
 А надобность в колдунье всеже случалась: доподлинно было известно, что Борбоса помогает влюбленным и берет за это, если верить слухам, не такие уж большие деньги. В давние времена к ней часто обращались за советом: кому судьбу предсказать, кому возлюбленного приворожить, а теперь молодежь совсем про колдовство позабыла. За много-много лет один только Ганц отважился пойти к ведунье, чтобы горю своему помочь.
Внимательно выслушала его Борбоса, а после долго молчала. Ганц уже пожалел, что душу свою зря старухе излил. Наконец, тяжело вздохнула Борбоса, словно ото сна пробуждаясь, и вымолвила:
– Что ж, помогу я тебе, Ганц. И возьму с тебя всего ничего. Знаю, художник ты, нарисуй же мой портрет, и Сезанна тотчас станет твоей.Радости Ганца не было конца, побежал он в свою мастерскую за холстом и красками. Принес все необходимое, расставил мольберт и принялся рисовать. Сначала у него ничего не получалось: то кисти ломались, то краски не так ложились. Много дней ходил он к Борбосе, но от своего не отступил. Наконец портрет колдуньи был готов. Нетрудно догадаться, что эта была худшая из картин Ганца, ведь колдунья была безобразна.
Но Борбоса осталась очень довольна своим портретом.
Отпустила она художника и велела к свадьбе готовиться. С того дня жил Ганц словно во сне. Сам того не заметил, как у родителей Сезанны попросил ее руки, как пронеслась свадьба, как в жизни все переменилось... Даже самого главного он не заметил, что совсем перестал рисовать.Ганц был счастлив, и жили они с Сезанной в достатке, распродавая написанные до свадьбы картины. Но картины быстро кончились, и тогда Ганц продал свою мастерскую. Деньги,
вырученные за мастерскую, также скоро кончились. Сезанна начала бранить Ганца, на разные работы его посылала, но бывший – теперь уже бывший! – художник ни с чем не мог справиться. Как-то раз так рассердилась она на него, что прогнала из дома.
Долго бедный Ганц скитался,переходя из города в город, прося милостыню. Но вот встретил он человека, которому когда-то помог. Этот господин вспомнил, что много лет назад Ганц подал ему золотую монету. Теперь у него был свой дом и служил он в королевской гвардии. Господин с радостью согласился помочь Ганцу, пустив его под свой кров.
Оставалось бывшему лучшему художнику найти подходящую работу. Однако дело это было непростое. Ганц много раз пробовал рисовать, но у него так ничего и не получалось.

                                  ***
Как-то раз, бродя по городу, наткнулся Ганц на старого-старого бедняка, продававшего глиняные горшки. Бедняк просил Ганца купить у него хотя бы один горшок.– Зачем он мне, я ведь не умею готовить! Да и очага своего у меня нет – люди добрые приютили. Зачем мне твой горшок?! – рассуждал Ганц. Но бедняк стоял на своем.Говорил, что горшки его счастье приносят, что научился он ремеслу гончарному у искусного мастера, когда был совсем еще ребенком, и что с тех пор с гончарным кругом ни дня не расставался. Блеснула тут скупая старческая слеза на щеке бедняка, вымолвил он в сердцах: - Молод я был и богат.Работал много, даже на королевский стол посуду поставлял, покуда не ослеп. А нынче, кроме этих горшков, ни на что не способен.Растрогался Ганц: – Купил бы я у тебя горшок,старец, да вот беда – нечем заплатить! Хотя постой... про королевский стол говоришь. Бывал я там, и вино там пил. Так возьми же с этого стола золотой. Вспомнил Ганц про последнюю золотую монету, что давным-давно оставил на память, и отдал ее старику. Сгреб подмышку грубый глиняный горшок и пошагал, не оглядываясь, восвояси. Добрел Ганц до дома своего благодетеля, упал на кровать и закатился горькими слезами.
Прибежали хозяева, стали расспрашивать, что с ним. Показал им Ганц горшок и рассказал про старика и про нахлынувшие воспоминания о своей прежней жизни, когда был лучшим в королевстве художником. Как только ни утешали его хозяева, Ганц несколько дней в слезах на кровати пролежал. Думали, что он умрет от горя.
Но случилось чудо!
Слезы, пролитые Ганцем,собрались в горшочек и превратились в краски. Обнаружили это случайно. Когда отчаявшийся господин пришел в последний раз успокаивать Ганца, то нечаянно обронил купленный у старика и всеми уже позабытый горшок, а из него вытекли
разноцветные краски. Они были так прекрасны, что Ганц от удивления даже плакать перестал. Он тихо попросил холст и кисти, и принялся рисовать.
И нарисовал он девушку невиданной красы. В тот же миг спало проклятие с колдуньи Борбосы, и превратилась она в прекрасную Фею. А бессердечная Сезанна, когда-то укравшая облик той самой Феи, стала такой уродливой и злой, что не только люди, но и звери боялись ее. Она поселилась в самой чаще леса, где до этого жила несчастная Фея, и приблизиться к тому жилищу не решался уже ни один человек.А добрая Фея разыскала Ганца и все ему рассказала: как она его слезы в краски превратила и как возвратила некогда отнятый у него талант рисовать. Да еще добавила, что полюбила она Ганца с первой их встречи, когда он, не побоявшись ее безобразного лица, в дремучий лес за помощью к ней пришел. Ганц, сам того не ведая, все это время Фею любил, ведь Сезанна злым своим волшебством ее обликом прекрасным насильно завладела.Так любовь и слезы Ганца разрушили проклятие Сезанны, бывшее на Фее, и перестала она быть безобразной Борбосой. С той поры Ганц и Фея никогда больше не разлучались.


Дорожите дружбой - ведь жизнь одна и так коротка
 
Ната-хозяйкаДата: Пятница, 29.01.2016, 20:46 | Сообщение # 9
Хозяйка сайта
Группа: Хозяева сайта
Сообщений: 3035
Награды: 35
Репутация: 6
Статус: Offline
ГАНЦ И ФЕЯ

В незапамятную пору жила в одной сказочной стране красавица Сезанна. И был в нее влюблен художник Ганц. Он был застенчивым молодым человеком, жил в маленьком, но уютном домике неподалеку от своей мастерской. Ганц много рисовал, и картины его славились во всех уголках той страны. Однажды он расписывал стены королевского дворца, да так понравился королю своими работами, что тот хотел его сделать первым художником королевства. Но скромный Ганц отказался. Тогда король щедро вознаградил его, дав дюжину золотых монет. И что же с ними сделал Ганц?! Пока шел от королевского дворца до дома, он раздал монеты нищим, и только одну оставил себе – на память.
Ганцу всегда казалось, что все у него есть: талант, молодость, деньги – словом, все, чтобы быть счастливым. Еще более счастливым его делали доброта и щедрость. И только одно огорчало Ганца: он никак не мог набраться смелости и попросить руки и сердца у красавицы Сезанны. Это обстоятельство так удручало художника, что он даже решился обратиться за помощью к колдунье Борбосе. Она не была злой колдуньей, но и доброй почему-то тоже – не могла или не хотела быть. Борбоса сторонилась людей, и жила одна в самой чаще дремучего леса. Люди издавна стращали ею детей, сочиняя про Борбосу различные небылицы. Хотя они сталкивались с колдуньей очень редко, – все знали, где она живет, и без надобности туда не ходили.
А надобность в колдунье все же случалась: доподлинно было известно, что Борбоса помогает влюбленным и берет за это, если верить слухам, не такие уж большие деньги. В давние времена к ней часто обращались за советом: кому судьбу предсказать, кому возлюбленного приворожить, а теперь молодежь совсем про колдовство позабыла. За много-много лет один только Ганц отважился пойти к ведунье, чтобы горю своему помочь. Внимательно выслушала его Борбоса, а после долго молчала. Ганц уже пожалел, что душу свою зря старухе излил. Наконец, тяжело вздохнула Борбоса, словно ото сна пробуждаясь, и вымолвила:
– Что ж, помогу я тебе, Ганц. И возьму с тебя всего ничего. Знаю, художник ты, нарисуй же мой портрет, и Сезанна тотчас станет твоей.
Радости Ганца не было конца, побежал он в свою мастерскую за холстом и красками. Принес все необходимое, расставил мольберт и принялся рисовать. Сначала у него ничего не получалось: то кисти ломались, то краски не так ложились. Много дней ходил он к Борбосе, но от своего не отступил. Наконец портрет колдуньи был готов. Нетрудно догадаться, что эта была худшая из картин Ганца, ведь колдунья была безобразна. Но Борбоса осталась очень довольна своим портретом.
Отпустила она художника и велела к свадьбе готовиться. С того дня жил Ганц словно во сне. Сам того не заметил, как у родителей Сезанны попросил ее руки, как пронеслась свадьба, как в жизни все переменилось... Даже самого главного он не заметил, что совсем перестал рисовать.
Ганц был счастлив, и жили они с Сезанной в достатке, распродавая написанные до свадьбы картины. Но картины быстро кончились, и тогда Ганц продал свою мастерскую. Деньги, вырученные за мастерскую, также скоро кончились. Сезанна начала бранить Ганца, на разные работы его посылала, но бывший – теперь уже бывший! – художник ни с чем не мог справиться. Как-то раз так рассердилась она на него, что прогнала из дома.
Долго бедный Ганц скитался, переходя из города в город, прося милостыню. Но вот встретил он человека, которому когда-то помог. Этот господин вспомнил, что много лет назад Ганц подал ему золотую монету. Теперь у него был свой дом и служил он в королевской гвардии. Господин с радостью согласился помочь Ганцу, пустив его под свой кров. Оставалось бывшему лучшему художнику найти подходящую работу. Однако дело это было непростое. Ганц много раз пробовал рисовать, но у него так ничего и не получалось.
***
Как-то раз, бродя по городу, наткнулся Ганц на старого-старого бедняка, продававшего глиняные горшки. Бедняк просил Ганца купить у него хотя бы один горшок.
– Зачем он мне, я ведь не умею готовить! Да и очага своего у меня нет – люди добрые приютили. Зачем мне твой горшок?! – рассуждал Ганц.
Но бедняк стоял на своем. Говорил, что горшки его счастье приносят, что научился он ремеслу гончарному у искусного мастера, когда был совсем еще ребенком, и что с тех пор с гончарным кругом ни дня не расставался.
Блеснула тут скупая старческая слеза на щеке бедняка, вымолвил он в сердцах:
- Молод я был и богат. Работал много, даже на королевский стол посуду поставлял, покуда не ослеп. А нынче, кроме этих горшков, ни на что не способен.
Растрогался Ганц:
– Купил бы я у тебя горшок, старец, да вот беда – нечем заплатить! Хотя постой... про королевский стол говоришь. Бывал я там, и вино там пил. Так возьми же с этого стола золотой.
Вспомнил Ганц про последнюю золотую монету, что давным-давно оставил на память, и отдал ее старику. Сгреб подмышку грубый глиняный горшок и пошагал, не оглядываясь, восвояси. Добрел Ганц до дома своего благодетеля, упал на кровать и закатился горькими слезами. Прибежали хозяева, стали расспрашивать, что с ним. Показал им Ганц горшок и рассказал про старика и про нахлынувшие воспоминания о своей прежней жизни, когда был лучшим в королевстве художником. Как только ни утешали его хозяева, Ганц несколько дней в слезах на кровати пролежал. Думали, что он умрет от горя. Но случилось чудо!
Слезы, пролитые Ганцем, собрались в горшочек и превратились в краски. Обнаружили это случайно. Когда отчаявшийся господин пришел в последний раз успокаивать Ганца, то нечаянно обронил купленный у старика и всеми уже позабытый горшок, а из него вытекли разноцветные краски. Они были так прекрасны, что Ганц от удивления даже плакать перестал. Он тихо попросил холст и кисти, и принялся рисовать.
И нарисовал он девушку невиданной красы. В тот же миг спало проклятие с колдуньи Борбосы, и превратилась она в прекрасную Фею. А бессердечная Сезанна, когда-то укравшая облик той самой Феи, стала такой уродливой и злой, что не только люди, но и звери боялись ее. Она поселилась в самой чаще леса, где до этого жила несчастная Фея, и приблизиться к тому жилищу не решался уже ни один человек.
А добрая Фея разыскала Ганца и все ему рассказала: как она его слезы в краски превратила и как возвратила некогда отнятый у него талант рисовать. Да еще добавила, что полюбила она Ганца с первой их встречи, когда он, не побоявшись ее безобразного лица, в дремучий лес за помощью к ней пришел. Ганц, сам того не ведая, все это время Фею любил, ведь Сезанна злым своим волшебством ее обликом прекрасным насильно завладела.
Так любовь и слезы Ганца разрушили проклятие Сезанны, бывшее на Фее, и перестала она быть безобразной Борбосой. С той поры Ганц и Фея никогда больше не разлучались.


Дорожите дружбой - ведь жизнь одна и так коротка
 
Светлана_ФДата: Пятница, 29.01.2016, 22:31 | Сообщение # 10
Ромашка
Группа: поэт и писатель
Сообщений: 566
Награды: 6
Репутация: 0
Статус: Offline
Волшебная сказка! Таких уже и не пишут, к сожалению...
 
Ната-хозяйкаДата: Суббота, 30.01.2016, 13:35 | Сообщение # 11
Хозяйка сайта
Группа: Хозяева сайта
Сообщений: 3035
Награды: 35
Репутация: 6
Статус: Offline
Светлана_Ф, это точно родная, но я с ним часто общаюсь по фото и сегодня с ним добавила икону рядом с фото выше, думаю они похожие.

А вот еще сказка:


ЧЕРНЫЙ КОТ

За углом дома № 13, что в Садовом переулке, повстречался мне однажды Черный Кот. Говорят, это плохая примета, если черный кот дорогу перейдет, а возле дома под номером тринадцать - и подавно. Но я сказочник, а профессия это такая, что в приметы верить стыдно!
Поэтому твердо решил я с котом этим познакомиться.
Позвольте и вам, дорогие читатели, представить его. Черный Кот, как вы уже догадались, был совершенно че-е-р-ны-ы-м. Таким черным, словно с ног до головы его облили тушью, глаза его были зелеными-зелеными и горели как два фосфорита, так что мрачной осенней ночью кота вполне можно было принять за призрак. Но повстречался он мне светлым сентябрьским утром, когда дети спешат в школу и на улицах царит суета. И я ничуть не испугался его вздыбленной шерсти и угрожающего вида.
Несмотря на воинственное настроение, выглядел Черный Кот весьма элегантно. На шее у него был повязан алый бант, на лапках надеты красные блестящие сапожки, а на голове красовалась высокая цилиндрическая шляпа.
Подойдя к коту, я тихо произнес:
– Здравствуй, Черный! Отчего ты такой сердитый?
– Мур-бр-бр, мур-бр-бр, как тут не сердиться! В доме моем завелось полчище тараканов! Ладно бы – мышей или, лучше, крыс, а то – та-ра-ка-нов! Мне и в лапы их брать мерзко. Все ночи напролет отгоняю их от колыбели моей маленькой дочурки... – в сердцах поведал кот. Но тут же, спохватившись, пригладил шерсть, распушил хвост, поправил бант и бархатным, чуть высокопарным голосом спросил:
– С кем имею честь разговаривать?
– Сказочник Вековешников, к Вашим услугам, – ответил я.
– Мур-бр-бр, оч-чень приятно. А я, как Вы сами догадались, Черный Кот. – После небольшой паузы он добавил, – можно просто Черный.
Черный долго и восторженно рассказывал о своей супруге и дочке, и только в конце грустно вздохнул:
– Ох, если бы не эти ужасные тараканы, как хорошо было бы нам вместе.
– А что, если... хотя, впрочем, нет-нет, не получится.
Кот весь напрягся и, почти умоляюще, просил меня продолжить. Собравшись с мыслями и рискуя быть высмеянным, я заговорил:
– Когда я был маленьким, помню, бабушка мне рассказывала, что тараканы очень боятся доброты. Эти мерзкие твари по природе своей настолько злы, что не могут переносить доброту, а живут они рядом с нами только лишь потому, что мы не терпим их...
Тут я сконфузился и замолчал, ожидая непременно услышать громкий взрыв хохота. Но Черный, напротив, задумчиво спросил:
– И как же быть?
– Нужно лишь преодолеть отвращение к ним. Как только тараканы почувствуют, что вы их не замечаете, они сами уйдут, более того – убегут. Ведь созданы они только для того, чтобы досаждать нам. Они же жить без этого не могут!
Черный подал мне лапу, от души поблагодарил и важно удалился восвояси.
***

...Я долго еще бродил по осенним улицам, одиноко разглядывая отражения больших домов в разлившихся на асфальте лужах, и размышлял, как закончить сказку о Черном Коте. В какой-то момент я невольно очутился вновь в Садовом переулке возле дома № 13. Сказочнику не подобает верить в приметы, но тогда был особенный день – пятница, тринадцатое – и мне всюду грезились чудеса и превращения:
– Мур-бр-бр, мур-бр-бр, невероятно, господин Вековешников, не-ве-ро-ят-но! Придя домой, я обнаружил на полу и на стенах не безобразных тараканов, а прекрасные разноцветные листья, словно бы сама Осень украсила ими наше скромное жилище. Господин Вековешников, Вы не сказочник, Вы самый настоящий волшебник! – Черный Кот благодарно сжал мою руку в своих мягких лапах.


Дорожите дружбой - ведь жизнь одна и так коротка
 
Ната-хозяйкаДата: Суббота, 30.01.2016, 13:54 | Сообщение # 12
Хозяйка сайта
Группа: Хозяева сайта
Сообщений: 3035
Награды: 35
Репутация: 6
Статус: Offline
САНТА КЛАУС СПЕШИТ НА ПОМОЩЬ,
или
РОЖДЕСТВЕНСКАЯ СКАЗКА


ВСЕМИ ЛЮБИМЫЙ СВЯТОЙ Дословный перевод с английского "Santa Klaus" – святой Николай. Св. Николай – реальное историческое лицо, это христианский святитель, живший в III–IV веках. Долгое время он был епископом города Мир Ликийских (тогда провинция Византийской империи, ныне территория Турции). Святитель этот, почитаемый всем христианским миром, давно приобрел сказочное, мифологическое значение, став всеми любимым Санта Клаусом или, по-нашему, Дедом Морозом.
Для Бога нет мертвых, для Него все живы. Только одни сейчас проживают свою коротенькую физическую жизнь здесь, на земле, а другие уже переселились в вечные небесные обители, где жизнь вечная, духовная. Право же, не верить в Санта Клауса – Деда Мороза, считать его детской выдумкой – по меньшей мере, безграмотно. Реальный святой, приобретший почитание почти во всем мире пусть и не совсем в обычной форме. Откуда же это пошло? Где истинные, изначальные корни такой всеобщей любви?!
Все очень просто! Николай, епископ Мир Ликийских, был добрейшим человеком, и каждый год, на Рождество, лично готовил каждому жителю города подарок. Нужно ли говорить, как горожане любили своего владыку?! А после того как епископ Николай состарился и умер, он стал каждый год в рождественскую ночь приходить ко всем добрым людям и класть подарок под елочку. Святой Чудотворец проделывал это так, что всегда оставался незамеченным. Это уж потом людские выдумки приписали Санта Клаусу различные фантастические черты и из жаркого средиземноморского города переселили в страну вечных снегов, в Лапландию.
Неправда ли, причудливо переплелась христианская традиция с людской мудростью? Греческого святителя Николая церковь прославила в лике святых, а человеческий разум окружил ореолом самого любимого, самого желанного детского волшебника.

РОЖДЕСТВЕНСКОЙ НОЧЬЮ
...А сейчас, после этого небольшого предисловия, я расскажу удивительную историю, которая однажды произошла с Санта Клаусом.
Как всегда, в рождественскую ночь он разносил подарки в каждую семью. И когда мешок с подарками опустел, Санта Клаус, перед тем как возвратиться в небесный свой дом решил прогуляться по улицам нашего городка. Он бродил по маленьким переулкам, заглядывал в яркие окна жилищ, любовался величественными елями дворцовой площади... Как и положено, везде царила праздничная канитель: ни на мгновение не смолкал смех, вокруг елок детишки весело кружили хороводы, пока еще не замечая оставленных св. Николаем подарков. Был вечер рождественского
сочельника, и до утра подарки пролежат невидимыми, зато утром, сколько радости
они принесут своим обладателям!
Наконец наступила морозная зимняя ночь. Время близилось к полуночи, и св. Николаю нужно было поспешать в небесный храм на Рождественскую всенощную. Но в этот самый момент до его слуха донесся тихий жалобный плач. Конечно, Санта Клаус не мог не разузнать, чей это плач, и минуту спустя он обнаружил рядом с городской свалкой картонную коробку, в которой, поджав под себя ноги и съежившись от холода, сидел мальчик лет пяти и плакал.
Санта Клаус наклонился к нему:
– Что ты тут делаешь, малыш?! Беги скорей домой – папа с мамой, верно, переволновались! Давай я тебя провожу.
Св. Николай ловко подхватил мальчонку на плечи, так что тот рассмеялся.
– Ну, показывай где твой дом.
– У меня нету дома, и папы с мамой тоже нету. И вообще я давно большой, а плакал только из-за того, что сегодня праздник, а я опять останусь без подарка. – Немного помолчав, малыш добавил: – И еще жутко холодно, я замерз.
Тут Санта Клаус чуть сам не разрыдался. Он спустил мальчика с плеч, укутал его в свой волшебный плащ и понес прочь от свалки. Вскоре они добрались до ночного кафе, где продавались горячий шоколад и хрустящие булочки. Св. Николай заказал две порции, и они сели за столик. Клочья слипшихся волос маленького чумазого замарашки выбивались из-под вязаной шапки, походившей, скорее, на сачок для ловли рыбы. Осенняя болоньевая курточка была вся в выдранных клочьях, к тому же она давно была мала, ее рукава едва закрывали локти, на которых висели остатки шерстяного свитера и ситцевой рубашонки. На маленьких, покрасневших от мороза, ладошках не было варежек, а на ногах у малыша болтались коротенькие брючки и сапожки с драными носками.
Седовласый старик с окладистой волнистой бородой в изящной серебристой мантии и маленький грязный оборванец. Казалось, в этом несоответствии заключалась какая-то непостижимая, сверхъестественная тайна. Тайна самого простого и понятного – тайна Добра и Любви.
...Пока Алеша – так звали нашего скитальца – уплетал булочку, запивая ее горячим шоколадом, св. Николай попросил его рассказать о своей жизни. Мальчуган поведал, что родители его погибли два года назад, во время сильного урагана. Алешу хотели сдать в приют, но он убежал искать маму с папой. Он долго бродил по городу, пока не очутился на свалке, где и остался. Вместе с собаками он питался объедками, спал в картонной коробке, и никто не мог его найти. Мусорщики приезжали два раза в неделю, Алеша заранее прятался. Он совсем одичал и начал бояться людей. Но какой ребенок испугается Санта Клауса?! Недаром же св. Николай всегда спешит на помощь детям, он даже с небес слышит их плач.
...Наконец наши путники покинули кафе и, взявшись за руки, побрели в морозную мглу рождественской ночи.
– Я отведу тебя к одной доброй женщине, она будет очень рада. Ее муж несколько лет назад умер, не оставив после себя детей. Он был талантливым живописцем, до сих пор в их доме много чудных красок, кистей, холстов. Как знать, может, и ты начнешь рисовать, и, когда вырастешь, станешь великим художником?" – сказал Алешке св. Николай. По дороге они купили большущий пакет мандаринов и шоколадных конфет в блестящих обертках.




Дорожите дружбой - ведь жизнь одна и так коротка
 
Ната-хозяйкаДата: Понедельник, 01.02.2016, 17:09 | Сообщение # 13
Хозяйка сайта
Группа: Хозяева сайта
Сообщений: 3035
Награды: 35
Репутация: 6
Статус: Offline
ОРЕЛЛАН И ЛУАРА

Эта история произошла в стародавние времена, когда морские рубежи великой Галлии охраняли фрегат Ореллан и бригантина Луара. Часто им приходилось борт о борт отбиваться от иноземных захватчиков, желавших разорить богатые галльские земли. Ореллан и Луара любили друг друга и никогда не расставались. Их верные друзья альбатросы каждый день сообщали им новости, будь то надвигающийся с севера шторм или эскадра морских разбойников. Поэтому корабли всегда знали, как им поступить: куда плыть, к чему готовиться. Когда на море было тихо и ничто не предвещало беды, Ореллан и Луара, взявшись за руки, путешествовали к соседним землям Британии и Германии. Там было много друзей, – таких же, как и они, кораблей, охранявших свои владения. Все вместе они выходили в открытое море и пускались наперегонки или маневрировали вокруг коралловых рифов. Особенно виртуозно проделывала это Луара. Она всегда выбирала самые острые рифы и, словно исполняя замысловатый танец, проплывала между ними. Ореллан в душе восхищался своей возлюбленной, но всякий раз бранил ее за безрассудство.Однажды соседи-британцы устроили праздник в честь прибывшей издалека каравеллы по имени Джоника. На праздник были приглашены и Ореллан с Луарой. Три дня корабли провели в приветливых водах Ла-Манша, курсируя между Галлией и Британией. Стояли последние деньки лета, погода выдалась на редкость солнечной и безветренной, серебристой гладью поблескивало море. Изящная каравелла была в центре всеобщего внимания: распустив паруса, Джоника то туда, то сюда скользила по воде, оставляя за собой белоснежный шлейф. Естественно, ни один мужчина не мог остаться равнодушным, и ее то и дело приглашали танцевать. Не танцевал только Ореллан – как истинный джентльмен он не оставлял Луару. В последний вечер решено было устроить морской бал, после которого Джонике нужно было отправляться в обратный путь. Целый день корабли готовились к балу: дамы наряжались, кавалеры приводили в порядок палубы и паруса. Бал должен был начаться парадом избранных, а закончиться небывалым салютом. Ореллану и Луаре выпала честь руководить балом, поэтому они были в самой гуще событий. Наконец начался парад.Корабли в два ряда неспешно проплывали перед аплодирующими зрителями. Последней шла Джоника. Ей дано было право самой выбрать кавалера и открыть бал. Вопреки всем правилам, Джоника подплыла к Ореллану и выбрала его своим кавалером.
Сконфуженный Ореллан не мог вымолвить ни слова, он все время оборачивался на
Луару, надеясь на скорейшее разрешение неловкой ситуации. Но публика не стала
противоречить гостье, и руководителями бала назначили другую пару, а Луаре
отвели место среди почетных гостей. Заиграла музыка, бал начался!Поначалу Ореллан жутко стеснялся танцевать с Джоникой, но потом – получив от нее звонкий шлепок, ударивший холодными брызгами в лицо, – он пришел в себя и, подхватив партнершу за талию, вихрем помчался на середину. Весь вечер они ни на секунду не останавливались, выделывая немыслимые виражи и пируэты, от которых у зрителей захватывало дух. Весь вечер не смолкали аплодисменты, возгласы
"браво!" летели со всех сторон, танцующих осыпали цветами. А Луара, забившись в уголочек, все это время грустно смотрела на празднество и чуть не плакала от досады. Ей впервые в жизни было очень одиноко. Никто не догадался пригласить ее на танец, ведь все привыкли видеть ее с Орелланом......Бал подходил к концу, дали приказ салютовать. Под этот салют Джонике нужно было отплывать в родные
края, все спешили попрощаться с ней, приглашали на следующий год посетить их
снова, всем хотелось в последний раз дотронуться до нее. Она, немного утомленная и чуточку растрепанная, в лунном сиянии выглядела неподражаемой, словно сама Афродита – богиня любви и красоты, возникшая из морской пены, – осенила ее своей красотой.Последний громыхающий залп огней был пущен в небо. Джоника подняла паруса и, помахивая во все стороны флагом, легонько подалась вперед. Отдалившись, каравелла круто развернулась, чтобы проститься со всеми в последний раз. Потом в такт морской волне, в такт раздававшейся вдалеке музыке она, раскачиваясь, уходила по отражающемуся в море звездному пути в ночь; с каждым мгновением становясь все меньше и меньше: еле светящийся кружок... едва различимая точка...Ореллан первым простился с Джоникой, получив от нее на память еще один шлепок, обрызгавший его чуть ли не до самой бом-брам-стеньги. Потом, отыскав укромное местечко, он смотрел, как каравелла со всеми прощается и отплывает, как растворяется в звездном сиянии...
Ореллан помнил о Луаре, но искать ее среди толпы не стал. В душе фрегата
происходило нечто странное. Словно бы его от кормы до самого носа раздробили на
множество кусочков, и теперь эти кусочки плавают сами по себе, независимо ни от
руля, ни от главного паруса, ни от ветра... Он чувствовал себя разбитым и несчастным. И даже не потому, что уплывала Джоника, и не потому, что они могут
никогда больше не встретиться, а потому что Луары больше не было... Как будто
бы она исчезла – растворилась в танце, уплыла вместе с Джоникой, ушла по
звездному пути... А когда Джоника превратилась в точку, Ореллан на всех парусах
пустился вслед. Он нагнал ее быстро, и к восходу они уже плыли бок о бок. Потрясенные корабли долгоне могли понять, что же случилось. Смотря на с шумом рвущегося вперед Ореллана, они долго гадали: зачем ему понадобилось догонять Джонику? И только Луара сразу все поняла. Она беззвучно сглотнула слезу и, стараясь остаться незамеченной, безмолвно подалась домой. Отплыв на порядочное расстояние, бригантина обернулась, из ее глаз катились жгучие слезы. Впервые она осталась без Ореллана.
                                  ***
Наступила зима. Луара одна стерегла Галлию. Покушались на страну в этот год на удивление мало, и день ото дня Луара проводила в тоске и в воспоминаниях о былом. Случалось, в приступах бессильной ярости она пускалась на поиски возлюбленного, но, доплыв до Португалии, возвращалась, не зная, в какую сторону двигаться дальше. Ей хотелось попасть в засаду к пиратам, принять последний бой, погибнуть. Но молва давно уже разлетелась по всей округе, и флибустьеры сами избегали с ней встречи: каждый корсар в душе сочувствовал горю и чтил Женщину. Только изредка заблудившиеся негодяи из чужеземных стран в одиночку нападали на несчастную бригантину. Одолеть их Луаре не составляло большого труда.Осень и зиму Ореллан с Джоникой провели неразлучно, путешествуя по теплым южным морям и пересекая океаны. Им было весело вместе. Фрегат во всем старался угодить каравелле.
Подчас, исполняя ее взбалмошные желания, Ореллан оказывался в смешных
ситуациях. Раз, на Филиппинах, его с ног до головы окатил совсем юный клипер. В
другой раз он по нелепости сел на мель – тогда Джонике хотелось, чтобы Ореллан
у всех на виду на спор прошел между двумя близко расположенными островами. Когда пришлось вызывать буксир, каравелла была очень раздосадована, однако после долго смеялась, вспоминая, как элегантного Ореллана тащит кряжистый Самсон. А однажды у берегов Африки фрегат чудом не пошел ко дну. Наших любовников настигла огромная черная туча, поднялся сильный ветер, до ближайшей бухточки оставалось мили три, не больше. В ней можно было, не рискуя, переждать непогоду. Но Джонике бухта показалась слишком тесной, и они поплыли искать другую. Разыгрался страшный шторм, и фрегат встал поперек ветра, закрывая собой каравеллу. Когда буря наконец прошла, трюм у него был затоплен, мачты покосились, паруса жалкими лохмотьями болтались на рангоуте. Корабли кое-как добрались до берега, где Ореллан целый месяц залечивал раны.Так прошла зима, счастливая для одних и несчастная для других. Весна распорядилась по-своему. Недаром же с ее приходом все на земле изменяется, начинает жить по-новому, с чистого листа.
И что принесет с собой весна, не знает никто. Не знали и корабли...Ясным весенним утром Луара отправилась погулять по окрестностям. По привычке ее тянуло на юг, в теплые воды – туда, где скрылся Ореллан. Однако, пересилив себя, Луара поплыла на север. Она не хотела больше вспоминать о нем, не хотела тосковать и лить слезы, в полном одиночестве раскачиваясь на волнах где-нибудь далеко-далеко в море.
Поэтому, миновав Ла-Манш, бригантина поплыла в Северное море. Продвигаясь вдоль Британских островов, она намеревалась зайти подальше на север, потом,
проделывая дугу, плавно свернуть на восток, достичь берегов Датского королевства и спуститься обратно, следуя вдоль береговой линии материка. И Луаре наверняка бы удалось исполнить намеченное, если бы не одно происшествие.
Пересекая Северное море, она заметила небольшую ладью и три пиратских парусника, гонящихся за ней. Бригантина поспешила на помощь. Когда она
приблизилась к ладье, разбойничьи судна были уже на расстоянии нескольких
кабельтовых. Бригантина бесстрашно преградила им путь, и завязался бой.
Парусники со всех сторон окружили Луару, в упор расстреливая из пушек. Одного
флибустьера ей удалось все же потопить, другие пустились в бегство. Ладью им
было уже не догнать, а продолжать бой с бригантиной бессмысленно. От множества
пробоин Луара быстро наполнялась водой, ее главная мачта была сломлена,
застрявшие в корпусе ядра свинцовой тяжестью тянули ко дну. Шансов на спасение
не оставалось. Луара в последний раз вспомнила Ореллана... Бригантина мысленно
прощалась с любимым, и впервые за долгие месяцы ее лицо озарилось светлой
улыбкой. С именем любимого на устах Луара уходила на дно, благословляя Небо и
Землю за счастливую жизнь, прославляя Море за блаженный конец...С приходом весны Джоника оставила Ореллана, уплыв с новеньким пароходом в Америку. Убитый горем фрегат двинулся к берегам родной Галлии. Он уже не искал счастья, не надеялся на прощение, он желал только одного – поскорее добраться до родной земли и...
увидеть Луару.Доплыв до Галлии, он нашелее в полном разорении. Пиратские судна сновали тут и там, увозя награбленное. Обезумевший Ореллан бросился в бой. Но на него никто даже не обратил внимания – разбойники дрались между собой, деля добычу; до сумасшедшего фрегата им не было дела. Наконец, выбившись из сил, он поплыл куда глаза глядят. Вскоре Ореллан встретил знакомого британца и, спросив у него, что сталось с Луарой, узнал, что бригантина бесследно пропала в самом начале весны и что до того времени никто не смел приблизиться к границам Галлии. Еще старый крейсер добавил:– Одни поговаривают, что твоя Луара спасла кого-то от флибустьеров: то ли барку, то ли ладью. И отправилась с новыми знакомыми в чужую страну. Другие говорят, будто, отбиваясь от разбойников, она затонула. Только я скажу, что не оставила бы Луара родину никогда. Погибла она, нашла свое успокоение на дне морском.Вскоре дошла молва о действительно спасенной ладье и о гибели прекрасной и бесстрашной бригантины. И ни у кого не возникало сомнений, что это была Луара. Ореллан очень долго бороздил морские пучины, бесцельно плавая из одного конца света в другой.
Изредка ему мерещилась Луара. На всех парусах он мчался к тому месту, но это
было обманом, плодом его воображения. Так продолжалось до тех пор, пока
Ореллан, наконец, не превратился в корабль-призрак, по сей день дрейфующий на
необъятных просторах мирового океана. Моряки прозвали его Летучим Голландцем. И если в открытом море судно терпит бедствие, Летучий Голландец приходит и
забирает души тонущих моряков. Он увозит их на остров невиданной красы, где
властвует дух Луары, – дух любви и всепрощения. Попавший туда разом забывает
все свои невзгоды и обретает вечное блаженство и покой. Только молчаливым
альбатросам известно, где находится тот остров.


Дорожите дружбой - ведь жизнь одна и так коротка
 
Ната-хозяйкаДата: Понедельник, 01.02.2016, 18:28 | Сообщение # 14
Хозяйка сайта
Группа: Хозяева сайта
Сообщений: 3035
Награды: 35
Репутация: 6
Статус: Offline
Вальс
В незапамятные времена посреди земного шара, на самой его макушке, стоял дремучий заколдованный лес.
Испокон века не ступала туда нога человека. Птицы же и звери в том лесу никогда не ссорились и не обижали друг друга. И ещё жило там таинственное озеро. Каждый год, когда на землю приходила весна, звери праздновали в честь его праздник. Дело в том, что в дремучем сказочном лесу круглый год царствовала осень. Однако листопад случался лишь один раз в году, в канун праздника. Остальное же время деревья стояли безмолвные и завороженные, одетые в пёструю пожухлую листву.
Озеро весь год терпеливо ждало своего праздника, а в день листопада замирало и, затаив дыхание, слушало шелест кружащейся листвы. Листопад всегда напоминал озеру музыку вальса…Никто на свете не знал, что раньше озеро было прекрасным принцем. Принц жил в небольшом счастливом королевстве, где правил его отец, добрый старый владыка. Свет от этого
королевства простирался по всей земле. И поэтому каждый добрый человек
стремился хотя бы раз в жизни побывать в гостях у старого короля. Но однажды под видом обычного, ничем не примечательного юноши в чудесное королевство проник злой и коварный повелитель теней, – он был заклятым врагом доброго владыки. Этот юноша подружился с молодым принцем, и целый год прожил во дворце: они вместе играли,гуляли, изо дня в день ходили в королевскую школу, устраивали балы и рыцарские турниры. Молодой принц был настолько доверчивым, что не мог заподозрить коварства злого юноши, да и вообще он не позволял себе думать о ком-либо плохо.
А старый король в то время был настолько занят государственными делами, что воспитание сына было полностью поручено мудрому вельможе. Хитрость и коварство юноши были так велики, что он сумел обольстить даже этого мудрого и, конечно же, доброго вельможу. В конце концов, его все стали принимать как родного брата молодого принца.Замысел же у повелителя теней был таков: через год, во время весеннего бала, обманом увлечь за собой принца в царство теней и назначить его там вторым после себя властителем злых духов. Ибо всякий попадающий в царство теней становится там настолько злым, насколько здесь был добрым. Повелитель теней так досконально рассчитал свой план, что он едва-едва не осуществился. А помешала этому одна очень добрая, скромная девушка, жившая на самой окраине королевства и всю жизнь любившая принца.Наконец наступило время весеннего бала. Целую неделю всё королевство готовилось к нему. Со всех сторон земли были приглашены гости. Улицы, дома, парки, лужайки и даже деревья были украшены разноцветными шарами и гирляндами. Люди ликовали, предвкушая долгожданный праздник. По традиции бал устроили на дворцовой площади. Была тёплая и ласковая весенняя ночь, всё вокруг начинало цвести, и воздух благоухал запахами трав и распустившейся сирени. Под высоким шатром звёздного неба звучала музыка.Принц не пропустил ни одного танца, ведь по правилам этикета он должен был уделить внимание каждой барышне, прибывшей на бал. А когда оркестр заиграл вальс, он встретился глазами с робкой, застенчивой девушкой, которая стояла чуть поодаль, прячась за балюстрадой. Принц стремительно направился к ней. Через несколько мгновений пара грациозно закружилась под музыку вальса. Сжимая в своих ладонях руки девушки, принц почувствовал, что на всю жизнь влюбился в неё.Тем временем приближалась полночь. Только тогда, когда часы пробьют 12, повелитель теней мог увлечь за собой доброго принца. И для этого злому юноше необходимо было вызволить принца в лунную тень, падающую от дворца. Никто в королевстве не знал, что один раз в году, именно в ночь весеннего бала, в этой тени на землю спускается злая сила.
И только в этот момент повелитель теней мог забрать в своё царство нашего
принца. Казалось, что уже никто не мог остановить коварного замысла. Юноша сначала пригласил принца прогуляться по дворцовому саду, сославшись на усталость и головную боль. Принц не хотел отлучаться с бала, но и отказать своему лучшему другу не мог. Когда друзья вышли в сад, девушка, с которой принц только что танцевал вальс, сердцем почувствовала что-то неладное, ведь она всю жизнь любила его. Она спешно покинула праздничную площадь и, сама того не замечая, обогнула дворец и очутилась в чёрном квадрате зловещей тени. Именно сюда злой юноша увлекал за собой принца. С минуты на минуту здесь должны были появиться злые силы. Какова же была его досада, когда в назначенный час в злополучном квадрате оказалось не два, а три человека! Три – божественное число. И поэтому злые духи не смогли придти на зов своего повелителя. Владыка теней вынужден был покинуть землю один. В отместку он превратил благоухающую весеннюю полночь в серый осенний день, доброе королевство – в заколдованный лес, а самого принца – в безмолвное голубое озеро.…Вот уже много-много тысяч лет на этом озере живёт прекрасная лебедь. Но один раз в году, когда по всей
земле расцветают сады, на один день все возвращается обратно. И тогда
заколдованный лес шумно стряхивает свою листву и со всеми своими обитателями превращается в доброе королевство, где снова звучит музыка, под звёздным небом танцуют пары, и распускается весна. Где снова прекрасный принц приглашает робкую, застенчивую девушку на вальс…


Дорожите дружбой - ведь жизнь одна и так коротка
 
Ната-хозяйкаДата: Среда, 03.02.2016, 16:28 | Сообщение # 15
Хозяйка сайта
Группа: Хозяева сайта
Сообщений: 3035
Награды: 35
Репутация: 6
Статус: Offline
Портрет Эмили
В одной далёкой стране, два века тому назад жил художник. Звали его Франсуа. Всю жизнь Франсуа зарабатывал тем, что писал портреты знаменитых людей, и, в конце концов, сам прославился на всё отечество. Была у художника страстная мечта – встретить и нарисовать такую красивую девушку, что её портрет поразил бы весь мир. Но в лице каждой девушки Франсуа видел изъян: то рот слишком маленький, то изгиб бровей не настолько правильный, а то глаза смотрят как-то не так. Словом, он подмечал такие тонкости, которых обычный человек просто не видел, и поэтому портреты девушек всегда выходили не такими, какой желал бы нарисовать художник.
И вот однажды к Франсуа приехала никому не известная обычная девушка из небольшой отдалённой провинции. Девушку привёз брат и попросил художника нарисовать её портрет. Франсуа долго не соглашался, он не привык писать портреты простых людей, но брат так настаивал, что пришлось уступить. Нужно сказать, что над своими картинами живописец работал каждый день, и пока не была закончена одна, за другую не брался, поэтому девушка осталась у Франсуа на целую неделю. В полдень они вместе уходили в мастерскую, девушка садилась на табурет, и Франсуа с кистями в руках до заката солнца расхаживал вокруг мольберта. Всё это время художник был очень недовольным и попрекал бедную девушку тем, что теряет с ней время. К тому же лицо девушки было сложно изобразить: оно – не в пример надменным и беззаботным лицам знатных барышень – выглядело взволнованным и грустным, и от этого приятное, улыбчивое выражение казалось немного растерянным, портретисту приходилось по нескольку раз изменять уже нарисованные черты. Наконец к вечеру шестого дня портрет был готов. Девушке захотелось чем-то отблагодарить ворчливого художника, и она сама приготовила праздничный ужин. Когда Франсуа и Эмили (простите, забыл назвать имя девушки) сели за стол, зажгли свечи, разлили по бокалам рубиновое вино и стали друг другу рассказывать о своей жизни, то мастер неожиданно для себя самого понял, что в написанном портрете не передал чего-то самого-самого важного. Того, что приводило сердце в трепет и заставляло встать на колени перед Эмили. Не передал того, что каждый день изменяло черты её прекрасного лица – её внутренние переживания. Франсуа ринулся в мастерскую, схватил казалось бы завершённый портрет девушки и принёс его в столовую.
Художник попросил Эмили не обращать на него ни малейшего внимания, сидеть за
столом и продолжать рассказывать о своей жизни. В тот вечер Франсуа узнал, что
десять лет тому назад у Эмили погиб отец, что живут они теперь вдвоём с доброй
матушкой, потому что брат женился и переехал в соседний городок. А совсем
недавно у него родилась дочь, и сейчас в жизни девушки самая большая радость,
когда брат с женой и ребёнком приезжают к ним в гости. Ведь Эмили души не чает
в своей крохотной племяннице! Пока девушка рассказывала о себе, художнику
казалось, что он не слышит, а как будто видит историю жизни Эмили. Видит её
печали и радости, слёзы и смех, видит её неутешное горе и такое хрупкое
человеческое счастье. Впервые в жизни Франсуа ощутил рядом с собой бесконечно
добрую, незащищённую, доверчиво распахнутую для него одного душу. И именно эту душу он передал на холсте…
И я-то знаю наперёд, что пройдёт ещё век, а, может, два или три, и затерявшийся во времени холст с портретом Эмили позабытого ныне художника поставят в Лувре рядом с «Моной Лизой» Леонардо да Винчи.

Счастье
В одной квартире жил старый фикус. Летним днем, когда окошко было растворено, на него приземлились две бабочки. Они были влюблены друг в друга и никогда не ссорились и не расставались. В квартире жили двое молодых людей – муж и жена. Детей у них не было, потому что они вечно куда-то спешили. Люди, как и бабочки, любили друг друга, но почему-то всегда ссорились. Причем ссоры случались из-за сущих пустяков: то обед подгорит, то утюг окажется не выключенным, то по одной
программе идет концерт, а по другой – футбол… Когда у супругов действительно
случались неприятности, они всегда помогали друг другу. Но в обычной жизни не
проходило и часа без перепалки. У бабочек же не случалось никаких неприятностей. Их жизнь текла равномерно и беззаботно. И сейчас они с удивлением говорили друг другу: «До чего же глупые эти люди! Куда-то спешат,
постоянно бранятся и через каждые пять минут просят друг у друга прощения.
Неужели нельзя жить так, как мы?! Перелетать с цветочка на цветочек, собирать
сладкую пыльцу, греться в ласковых лучах летнего солнца, смешливо хлопать себя
крылышками, а когда приходит холодная осень, улетать за тридевять земель в
теплые страны, чтобы на следующий год весной возвратиться назад, к родному
очагу». Но это только так говорится – «к родному очагу», – на самом деле у бабочек ничего своего не было, поэтому их так и удивляло поведение людей. Нам
всегда приходится о ком-то и о чем-то заботиться: о близких, о доме, о том, чтобы каждый день быть кому-то нужным и приносить пользу, ибо во всем этом и заключается человеческая жизнь и наш завтрашний день.
По-видимому, бабочки еще много дней просидели бы на фикусе, судача о нашем быте, но однажды вечером жена возвратилась с работы одна. Она потерянно бродила по пустой квартире в ожидании мужа, потом опустилась в кресло и неподвижно просидела до самого заката.
Женщина очень переживала за мужчину, – он еще ни разу вечером не задерживался.
Сердце предчувствовало что-то неладное. Чтобы прогнать мрачные мысли, женщина наглухо закуталась в теплый плед и закрыла глаза. Вскоре она очнулась от резкой трели телефонного звонка и бросилась к трубке. Это мгновение показалось бесконечно долгим и невыносимым, – словно бы в безмолвной комнате кто-то неистово закричал. Женщина сняла трубку. На другом конце провода ей ответили: «Не волнуйтесь. Ваш муж – герой. Он вынес девочку из пожара…»
Через полчаса жена была уже в больнице, рядом с обгоревшим мужем. Первые минуты они не проронили ни слова, только встретились глазами. Он измученно и виновато смотрел на нее. Потом прошептал: «Прости!» Чуть погодя добавил: «Как ребенок?» Дежурившая медсестра сообщила, что девочка в порядке, только сильно перепугалась, плачет и зовет маму с папой.
Как выяснилось позже, родители малышки погибли при пожаре, и теперь она осталось круглой сиротой. Женщина, недолго думая, взяла ее домой. Через несколько месяцев выписали из больницы мужчину. С тех пор их стало трое. И вроде бы ничего особенного не изменилось в отношениях мужа и жены: они так же бранились и ссорились по мелочам, правда, прибавилось ответственности и хлопот. Ведь у них сейчас была дочь. Девочка очень скоро стала называть их мамой и папой. А когда взрослые ругались, она, весело смеясь, передразнивала их и, в конце концов, родителям не оставалось ничего другого, как тоже рассмеяться.
…А тем временем бабочки давно улетели на Юг, в теплые страны. С миллионами других таких же влюбленных и беззаботных бабочек, которые перелетают с одного конца земного шара на другой в поисках своего счастья. Но оно почему-то всегда ускользает от них. Просто им неведомы наши человеческие страдания.



Дорожите дружбой - ведь жизнь одна и так коротка
 
Ната-хозяйкаДата: Среда, 03.02.2016, 18:01 | Сообщение # 16
Хозяйка сайта
Группа: Хозяева сайта
Сообщений: 3035
Награды: 35
Репутация: 6
Статус: Offline
Лиры
Пару веков назад в одном королевстве жили лиры. Лиры – это такой маленький народец, который живет по соседству с людьми и помогает нам в разных искусствах. Лиры, как и ангелы, перемещаются по воздуху, их крылья вырастают, параллельно рукам, из предплечий.
Они не высоки, ниже людей, и очень изворотливы. Лиры недоступны человеческому взгляду: мы не видим их, но они всегда рядом, и в их существовании не может быть ни малейших сомнений, ведь на протяжении всей истории человечества гениальные люди всегда имели возможность запросто беседовать с ними.
Я хочу рассказать вам о жизни двух таких лиров. Они появились на свет в один и тот же день: мальчик и девочка. С самого рождения было ясно, что дети вырастут особенно талантливыми.
Нужно заметить, что бесталанных лиров вообще не бывает. Но эти младенцы с
самого первого дня своего появления на свет отличались необыкновенной красотой своих лиц, что свидетельствовало о незаурядных способностях, которыми наградила их природа. Они родились в соседних деревушках. Лиры живут небольшими поселениями вокруг древних родовых замков. Раньше каждая семья заселяла такой замок. Но замки ветшали, семьи разрастались, поэтому со временем лиры покидали свои жилища и селились вокруг. Так возникали отдельные поселения.
Впрочем, обо всем по порядку. Нашего мальчика звали Орфей, а девочку – Тея. Орфей отличался озорным и бесстрашным нравом. С раннего детства любимым его занятием были путешествия. Случалось, мальчуган, не спросив разрешения, пускался в такие длительные прогулки по окрестностям, что возвращался домой лишь к полуночи, за что, конечно же, всегда был наказан и следующие пять дней оставался дома учить ноты. Музыкальная грамота ужасно не нравилась сорванцу, однако он довольно неплохо играл на всех духовых инструментах.
Особенно хорошо удавалась игра на флейте. Перелетая с одного места на другое, он часами насвистывал веселые мелодии.
Орфей давно мечтал побывать в деревушке, которая располагалась за горным хребтом. Чтобы перелететь его требовалось много сил, и поэтому детей обычно не пускали туда. Но наш мальчуган твердо решил: во-первых, подняться на горную вершину, во-вторых, познакомиться с жителями той деревушки, а если уж совсем повезет, – встретиться с самим королем, он как раз там жил. (Прошу не путать, у лиров было свое королевство и свой король, и речь у нас идет именно о них.) К тому же все окрестные селения по эту
сторону скал были ему хорошо известны и уже не представляли такого интереса.
Орфей искал удобного случая. Нужно было, чтобы мать с отцом до рассвета
отправились из дома и возвратились только поздним вечером. Иначе Орфей не успел бы управиться до прихода родителей. Он не хотел в очередной раз быть наказанным.
Если он будет хорошо себя вести, родители обещали в скором времени купить ему скрипку. Этот музыкальный инструмент всегда завораживал лира, ему казалось, что только звуки скрипки могут долететь до небес. Так вот, майским днем родителям подошла очередь пасти коз всего селения. В мае высоко в горах таял снег, поэтому все ближайшие речушки были мутными, стадо приходилось отгонять в другую долину, где протекала широкая спокойная река. Благо, что долина эта располагалась в противоположной стороне от гор, и Орфей, совершая свое путешествие, не рисковал попасться на глаза родителям. К полудню бесстрашный мальчик поднялся над самой вершиной горного массива. Лир долго парил высоко в небе, разглядывая открывшиеся перед ними красоты. Сердце Орфея восторженно замирало: никогда в жизни он еще не был так счастлив, как в этот миг; ему казалось, что он парит на такой высоте, которая доступна лишь звукам скрипки. Вскоре Орфей достиг деревушки, в которую направлялся. Первое, что его поразило это величие
родового замка, он очень хорошо сохранился и словно страж возвышался на окраине селения. К нему примыкал королевский дворец, с невероятным размахом раскинувшийся чуть ли не до самого центра. Второе, что бросилось в глаза, – жители той деревни: они были чуть меньше обычных лиров. У женщин были аккуратненькие изящные головки и крылышки особенной формы, с волнистыми краешками. Изумленный мальчик расхаживал по улицам, заглядывал в чайные, знакомился с местными жителями. Солнце уже клонилось к вечеру, когда Орфею повстречалась девочка, которую вела за
ручку красивая женщина. На вид девочка выглядела несколько младше Орфея. Она была настолько очаровательна, что мальчугану сразу захотелось познакомиться. Он кашлянул для солидности и вежливо спросил: «А не подскажете, который час?» И тут же, не дождавшись ответа, серьезно добавил: «Дело в том, что я живу вон за теми горами. И боюсь до заката не успеть домой». Женщина ответила, что уже семь часов вечера, что скоро начнет темнеть, и нужно спешить, чтобы его не потеряли мама с папой. Орфей только махнул рукой, мол, успею. Пошарил в карманах, вынул большое перо и протянул девочке со словами: «На возьми, на самой вершине нашел.
Там орлиное гнездо». Тея смущенно покраснела и вопросительно посмотрела на мать, та едва заметно кивнула. Орфей проводил их до дома: разговаривая
исключительно с мамой, он изо всех сил старался произвести впечатление
воспитанного мальчика, а под конец обещал в следующий раз обязательно зайти в гости.
Попрощавшись, лир помчался в обратный путь. К приходу отца и матери он, конечно же, не успел, за что был очень строго наказан и целую неделю просидел дома. О скрипке, как вы понимаете, не могло теперь идти и речи. Орфей очень переживал, ему так хотелось появиться перед Теей со скрипкой! Но сейчас он сидел дома и учил музыкальную грамоту.
Казалось, сама природа переживала с ним: всю неделю шли ливни. Вид из окна маленького лира открывался на горное озерцо. В нем плавали домашние утки и гуси, а весной и осенью отдыхали перелетные птицы. Вдалеке за озером виднелись те самые горы, которые уже целую неделю разделяли Орфея с Теей. Шум дождя его завораживал, напоминая звуки скрипки, и лир предавался грезам.
Наконец злосчастная неделя закончилась, и несчастный узник был выпущен на свободу. Лететь сразу за горы было бессмысленно. Это никак не осталось бы не замеченным, и мальчугана снова бы посадили под домашний арест. Поэтому Орфей целыми днями возился во дворе, делая вид, что помогает по хозяйству. На самом деле он больше мешал. Но отец и мать поощряли рвение сорванца, и поручали ему колоть дрова, носить воду, насыпать корм уткам и гусям. Чтобы прокормить себя каждая семья лиров вела большое хозяйство. Изо дня в день они с радостью обрабатывали землю, держали домашний скот, разводили птицу. А по ночам взрослые лиры улетали к людям, чтобы приходить к нам во сне и наставлять в искусствах. Только беда в том, что
немногим дано природой воспринимать учение лир, поэтому на земле так редки таланты. Сами же лиры с пеленок постигают науки и искусства и всю жизнь продолжают пополнять свои знания, чтобы доносить их нам – людям. Так,  через гениев, человечество на протяжении всей истории своего существования получало новые знания и умения, тысячелетиями накапливаемые лирами.
Несколько раз Орфей порывался все рассказать родителям и выпросить разрешения слетать за горы. Но как сказать о знакомстве с Теей, он не знал. Не оставалось ничего другого как возиться во дворе и ждать подходящего момента. Так прошла вторая неделя, за нею третья, четвертая, пятая… Орфею даже стало казаться, что горы, деревушка с особенными лирами, Тея и все приключения того дня приснились ему. Просто в тот день, проводив родителей на пастбище, он заснул и проспал до самого вечера. Но Орфей тут же восстанавливал в памяти все произошедшие события и то наказание, что
следовало за ними и являлось неопровержимым свидетельством пережитого счастья.
Наступила осень – время большой ярмарки. В этом году она проводилась в деревушке Орфея, и сейчас сюда собирались жители окрестных селений. В день открытия ярмарки было устроено пышное гуляние: лиры водили хороводы, состязались в силе и сноровке, устраивали театрализованные представления и аттракционы. Заканчивалось все поздним вечером танцами и фейерверком.
Орфей весь день провел на ярмарке. За лето он сильно изменился, повзрослел и больше времени проводил дома за уроками. К занятиям музыкой прибавились живопись, стихосложение, география и математика. За исключением географии учеба Орфею давалась легко. С географией же лир никак не мог совладать, все его представления о Земле заканчивались Альпами.
Потому как до совершеннолетия лиры не могли покинуть родные альпийские земли, на которых издревле селились.
Праздник подходил уже к завершению. После красочного театрализованного представления, рассказывающего о былинных подвигах древних лиров, должны были состояться танцы и фейерверк. К этому времени родители Орфея несколько утомились и собирались домой, ему же они разрешили остаться до конца, чтобы посмотреть фейерверк. Но перед тем, как отправиться восвояси, отец Орфея предложил еще раз посетить шатры, где продавались музыкальные инструменты. Родители давно решили купить Орфею скрипку
и ждали лишь ярмарку, чтобы приобрести инструмент искусной работы. А сын,
естественно, об этом и не догадывался. Юный лир за день несколько раз побывал в музыкальных шатрах, он подолгу разглядывал гобои, арфы, виолончели, даже на тскопленные деньги приобрел себе новенькую флейту. Но о скрипке он не смел и мечтать, поэтому ряды со скрипками обходил стороной. Невозможно выразить восторг Орфея, когда родители предложили ему выбрать одну из самых дорогих скрипок. Орфей ринулся к скрипичным рядам, они располагались в дальнем музыкальном шатре.
Влетев на всей скорости в нужный шатер, он сразу остолбенел. Перед самым его носом словно бы из-под земли возникла Тея. В одно мгновение лир позабыл обо всем на свете, ведь перед ним стояла та, о которой он не переставал думать все эти четыре месяца. За это время девушка в воображении влюбленного юноши стала сказочной принцессой из волшебной страны, куда доступ для него был закрыт. От неожиданности лир наскочил на стеллаж со скрипками и грохнулся оземь, зацепив одну из скрипок. Падая, он заметил, что инструмент летит прямо на него, ловкий лир увернулся и поймал драгоценный предмет. Сидя на полу со скрипкой в руках и не совсем осознавая, что же все-таки происходит, Орфей дотянулся до смычка и заиграл. До этого он никогда в жизни не играл на скрипке, но тысячу раз видел, как это делают настоящие музыканты. Лир смотрел на Тею и играл. Музыка наполняла пространство и, казалось, что за это время встретившиеся сердца сказали уже друг другу тысячу слов. Когда Орфей перестал играть, Тея
произнесла: «Где ты так хорошо научился владеть скрипкой?» «Ты не поверишь, я играл сейчас впервые в жизни, – ответил Орфей. И неожиданно для себя самого добавил: – Знаешь, наверное, очень глупо, но я часто вспоминал тебя». Тея чуточку покраснела, засмеялась и протянула Орфею руку. Он вскочил на ноги и только сейчас понял, что за всем происходящим наблюдают собравшиеся зеваки, а самое важное – их родители.
Оказалось, что родители Теи были известными музыкантами, и сейчас пришли в музыкальный шатер присмотреть инструменты для своего оркестра. Совсем скоро семейство собиралось покинуть ярмарку, чтобы успеть до заката возвратиться домой. И тогда, как знать, возможно, Орфей и Тея никогда бы и не встретились. Девушка стала уговаривать родителей остаться до конца дня, ей так хотелось еще побыть с Орфеем. Влюбленный лир тут же вызвался
проводить ее до дома, когда все закончится. В конце концов, было решено, что Тея останется у Орфея, а завтра возвратится с кем-нибудь из своей деревушки. Счастливые Орфей и Тея весь вечер провели вдвоем.
С тех пор они часто бывали вместе.
Орфей с каждым днем все искуснее играл на скрипке, а Тея всерьез занималась танцами. Она поступила в танцевальную школу и подавала большие надежды. Вскоре ее стали приглашать выступать на главной королевской сцене. Ее родители уже много лет играли в королевском оркестре. И сейчас страшно гордились, что их дочь выступает с ними на одной
сцене. Страстным желанием девушки было поскорее увидеть Орфея в числе скрипачей этого оркестра, но ему предстояло еще долго учиться. Ведь Тея с самого раннего детства училась танцам, а Орфей только первый год играл на скрипке. Правда, его уже сейчас могли взять в оркестр флейтистом, но он этого не желал. Его душой окончательно завладела скрипка.
Так прошел год, за ним еще один. На третий было решено сыграть свадьбу. Орфей к тому времени поступил в консерваторию, а Тея гастролировала с королевским театром по всей стране.
Приближались Рождественские праздники. В это время у лиров особенно много хлопот: каждый уголок Альп нужно украсить, приготовить друг другу подарки, создать праздничное настроение людям. Словом, ни днем, ни ночью не было возможности передохнуть.
По традиции король в Новогоднюю ночь давал грандиозный бал. В этот раз на нем должен был дебютировать Орфей. Да еще как дебютировать! Со своей сольной программой, в которой должны были прозвучать и классические произведения, и его собственные вариации. Орфей усиленно репетировал. Даже отправляясь на свидание с Теей, он брал с собой ноты и скрипку. Впрочем, и без того Тея всегда была его первым слушателем, ведь все свои музыкальные произведения лир посвящал возлюбленной.
Как-то декабрьским вечером они засиделись вместе допоздна, и лир отправился домой уже за полночь. Тея долго уговаривала его остаться у себя, но он отказался, сославшись на то, что завтра нужно быть дома и ждать своего наставника. Когда Орфей ушел, сердце Теи екнуло, девушка почувствовала неладное. Всю ночь она не сомкнула глаз, моля Бога, чтобы Он помог добраться любимому до дома.
Предчувствия Теи сбылись.
Поднявшись над горным перевалом, Орфей в расщелине заметил замерзающего человека. Только что в горах прошел сильный снегопад, и путник потерял дорогу. Сейчас он укрылся от ветра между скал и пытался развести костер. Дров у него было совсем не много, да и те обледенелые. Мужчина замершими пальцами чиркал отсыревшими спичками. Но даже если они и вспыхивали, то проку от этого не было никакого: спичка быстро прогорала, дребезжащее пламя едва успевало перекинуться на лучину, лучина прогорала, а сами дрова лишь оттаивали и начинали капать, гася
чуть разошедшийся огонек. После долгих тщетных попыток мужчина отчаялся. Он сел на снег, поджав под себя ноги. В коробке осталась лишь одна спичка. В этот самый момент человека обнаружил лир. Орфей бросился ему на помощь. Сначала лир помчался в знакомую пещеру, в которой по осени останавливались пастухи, и сейчас была надежда отыскать там хворост. Чутье Орфея не подвело. В пещере он нашел целую вязанку сухих веток. Лир взгромоздил их себе на спину и бросился обратно в расщелину. Мужчина уже лежал на снегу. Глаза его были сомкнуты, руки подложены под голову, ноги прижаты к животу. Он заснул. Еще немного и он бы погиб.
Орфей, не долго думая, вытащил из-за пазухи нотную тетрадь, выдрал из нее
несколько страниц, осторожно зажег последнюю спичку, поднес пламя к бумаге…
Отблески яркого пламени упали на лицо человека. Он приоткрыл глаза, рядом с ним горел жаркий костер. Мужчина потянул к огню закоченевшие руки. Он всю жизнь верил, что в ту ночь с ним произошло чудо, что огонь был послан небесами. До сих пор о подвиге Орфея знают только лиры и свято передают из поколения в поколение это предание.
…Хворост и нотная тетрадь быстро прогорели. Мужчина не очнулся. Правда, Орфею удалось подсушить собранные человеком дрова, и сейчас лир ими поддерживал огонь. Но дров было немного, поэтому приходилось экономить. Тогда лир почти вплотную к человеку пододвинул костерок и продолжал подкидывать в него сучья. Мужчина поежился, но не проснулся. Наконец последняя охапка дров была брошена в костер. Безрезультатно.
Человек спал. У Орфея оставалась только скрипка. Он аккуратно снял струны,
переломил деку и лады. И положил на огонь. По щекам катились крупные слезы.
Пламя взвилось вверх и обдало жаром. Но лакированное дерево сгорело за
считанные мгновения. Казалось, чуть обогревшись, человек еще крепче заснул.
Оставлять его было нельзя, зимний рассвет наступит только через пять часов. И дров поблизости больше не найти. В кромешной темноте язычки пламени все тускнели и тускнели. Вскоре перед Орфеем лежали лишь догорающие угли и мирно посапывающий человек. У лира не осталось ни дорожной сумки, ни нотной тетради, ни скрипки со смычком. Но оставались крылья. Орфей осторожно вырвал их из предплечий. Подержал в руках и положил на угли. Сначала огонь как будто бы облизал их со всех сторон, затем пробежался по ним искрящейся позолотой, от чего крылья из белоснежных сделались ослепительно яркими и, секунду спустя, загорелись ровным, словно бы, солнечным светом.
Орфей какое-то время постоял, наблюдая за волшебным костром. Потом зашагал вниз, по узкой извилистой тропинке, что вела с гор. Летать он уже не сможет никогда. Когда лир достиг подножья, яркий огонь озарил горы и разбудил замерзшего человека.
Отважный юноша только к полудню добрался до дома. Из его ран тонкими струйками сочилась кровь. Орфей обессилено повалился на кровать. Он проснулся поздним вечером в сильном жару. Родители вызвали врача и принялись расспрашивать, что случилось. Орфей лишь отмахивался.
Через две недели наступило Рождество. Все это время лир провалялся в горячке. Лучшие доктора королевства лечили его. Но состояние Орфея с каждым днем становилось все хуже и хуже. Никто не мог понять, что с ним. Раны на плечах затянулись, простуда, полученная той ночью, прошла. Однако держалась высокая температура, его лихорадило, временами он бредил.
Как только Тея узнала о случившемся, она бросилась к Орфею. Это было на следующий день после трагических событий. Но жених не позволил даже приблизиться к себе. Обругав девушку, он прогнал ее прочь, запретив появляться на глаза. Тея горько плакала и во всем винила себя. Винила за то, что в тот злосчастный вечер засиделись допоздна, за то, что не настояла на своем и отпустила его. Ее сердце было разбито. Приближалась новогодняя
ночь, время королевского бала. Тея ни за что не хотела присутствовать на нем, но родители настояли, убедив, что теперь она должна выступить за двоих. Было решено, что программу Орфея сыграет его учитель, а Тея в это время исполнит танец в честь героя. Невозможно описать словами, как она танцевала в тот вечер под звуки скрипки. Сам король не сдержался и зарыдал. Он приказал, во что бы то ни стало, доставить Орфея на бал, послав за ним своего личного лекаря. Двое самых сильных лиров вызвались помогать. Они между собой привязали сани, а в них усадили Орфея. Лекарь парил над процессией, наблюдая за состоянием больного.
Королевский дворец встретил их долгим рукоплесканием, после каждый стремился подойти и пожать руку храброму лиру. Когда, наконец, толпа понемногу успокоилась, Орфей попросил скрипку. Он не брался за нее с того самого момента, когда в последний раз играл для Теи, и сейчас его охватило непередаваемое волнение. Орфей встал посреди зала и заиграл. Музыка полилась из самого его сердца. Он играл так же, как тогда, несколько лет назад в скрипичном шатре. Играл, славя мир и любовь! В этот самый момент он вдруг понял: ну и что из того, что он никогда уже не взлетит, главное, что тот человек спасен, что он будет долго жить и обязательно оставит после себя много хорошего, ведь он чудом избежал неминуемой гибели. Ну и что из того, что Орфей навсегда утратил возможность летать, главное, что он не утратил возможность любить!
Любить музыку, любить горы, любить Тею, любить все живое вокруг.
…О любви Орфея и Теи слагали стихи самые знаменитые поэты королевства, по всей округе песенники распевали баллады, и ни один лир не сомневался, что это самая счастливая пара на всем земном шаре. Тея больше ни на секунду не оставляла Орфея и вскоре сама разучилась летать, ведь ее избранник мог сейчас только ходить. А спустя еще некоторое время наши лиры превратились в людей. Но это уже другая история.




Дорожите дружбой - ведь жизнь одна и так коротка
 
Ната-хозяйкаДата: Четверг, 04.02.2016, 19:54 | Сообщение # 17
Хозяйка сайта
Группа: Хозяева сайта
Сообщений: 3035
Награды: 35
Репутация: 6
Статус: Offline
Арапулка
(Фольклорная сказка-фантасмагория)

В незапамятные времена властелин царства теней Кощей разгневался на славян и забрал у них хлеб. А разгневался он за то, что наши далекие предки перестали почитать хозяйку его царства Бабу Ягу, – перестали ей ставить «курные столбы»,на которых издревле славяне в «избахсмерти» хранили прах усопших. Считалось, что только после сожжения тела душа в царство теней очищенной попадала. Те, кто не прошел этого таинственного обряда, все нечистоты и скверны земные за собой в мир загробный переносили. И померкло ясно солнышко для славных славян! Вся жизнь их в том и состояла, чтобы хлебушек выращивать да пышные празднества устраивать, когда колос спелый, налитой, золотистый в житницы высокие собран будет, да на год вперед всю Русь честную накормит.
А теперь без дела богатыри-хлебопашцы остались, бродят понурые и силу свою могутную не знают куда применить. И детишки их от голода плачут. И жены-раскрасавицы на мужей не смотрят, печальными и ворчливыми стали. Без хлеба самый изобильный стол пуст.
Так и выходят из-за стола люди не солоно хлебавши.
Что же делать? Как быть?
Как умилостивить грозного Кощея?
Вызвался на дело правое Арапулка – сын крестьянский. Он три дня и три ночи по лесу брел, наконец, в самой чаще очутился, где изба Бабы Яги на курьих ножках стояла.
Встретила Баба Яга Арапулку, накормила, напоила, в русской баньке выпарила, и сожгла его. После чего очутился добрый молодец в царстве теней, во владениях Кощея Бессмертного. Встретил Кощей молодца, молвит:
– Верну я, Арапулка, за храбрость твою хлеб земле русской, но прежде ты должен будешь приказание моё выполнить. Дам тебе я каравай, а ты им всех жителей земли своей накормишь. А еще дам тебе кувшин вина, ты из него всех напоишь. И просияет тогда земля твоя – русская – славою великою, доселе невиданною. Но учти, Арапулка, коли приказания моего не выполнишь, тыщу лет безутешно страдать народу твоему.
Не оставалось ничего храброму Арапулке, взял он суму с караваем да кувшин с вином и побрел назад. По дороге собрал он пепел свой, съел его и очутился на границе потустороннего и посюстороннего миров, – аккурат в избе Бабы Яги. Снова Яга напоила, накормила, в баньке выпарила да словом твердым Арапулку ободрила:
– Не тужи прежде времени, добрый молодец. Как вступишь ты на землю русскую, налетят на тебя вороны черные, – это слуги Кощеевы, о них он тебе, проклятый, и не сказывал. Но не бойся ты их, Арапулушка. Дам тебе я меч булатный, всех злыдней махом сразишь…
Ты главного не забудь! Всю Русь честную напоить и накормить должен. Ты вот что сделай: отыщи на Руси самую широкую реку и вылей в нее вино, а каравай преломи да птицам небесным по крошечке скорми. Зачерпнет русский богатырь из реки пригоршню напиться, так и отведает вина твоего. А птицы небесные по всей земле крошечки разнесут, из клювика выронят, где крошечка упадет, там колос за золотится. Соберут люди бережно колоски эти, да на следующую вёсну посадят.
Дадут они урожай небывалый. И вновь по всей земле русской пиры загудят,
заиграют.
Отпустила Баба Яга Арапулку. Вскоре все сказанное Ягой в точности сбылось. С тех пор славяне свято чтили ее, и погребали умерших, как и положено, в «избах на столбах курных».


Дорожите дружбой - ведь жизнь одна и так коротка
 
Ната-хозяйкаДата: Пятница, 05.02.2016, 18:22 | Сообщение # 18
Хозяйка сайта
Группа: Хозяева сайта
Сообщений: 3035
Награды: 35
Репутация: 6
Статус: Offline
Ош
(Сказание)
Давным-давно в дремучих уральских лесах жило чудище. С виду оно походило на медведя, но ходило на двух лапах и говорило языком человеческим. Впрочем, очень-очень редко слово от него услышишь. Звали его Ош.Люди боялись Оша и избегали встречи с ним, да и жил он в самой чаще леса, куда мог лишь охотник заплуталый случайно забрести. Считалось, что встреча с Ошем ничего хорошего человеку не предвещала. Сказывали, как баба одна кружила по лесу, грибы собирала, далеко забрела, – страсть, какая охотница за грибами была. Видит – поляна посреди леса распростерлась, а на поляне той под ясным небом огромный выкорчеванный пень на корнях стоит, а рядом с ним пень поменьше, вроде седалища со спинкой, в землю на три аршина уходит. Любопытно бабе стало, кто мог здесь – посреди дремучего леса – такое взгромоздить. За оглядывалась она, за аукалась, да навстречу ей Ош из чащи вышел:– Чего тебе, баба? – хриплым,грубым голосом отозвался он.– Ничего, Мишенька,заплутала я, дура старая. По грибы ходила и заплутала, дорогу домой отыскать не могу. Старик на печи ждёт, небось, ругается…– Не лги, баба! – оборвал её Ош. – Одна-одинешенька ты всю жизнь прожила. И не помнишь ты ни отца, ни матери, и не мил тебе свет божий… Оттого что пришла ты бесчестно, – уйдёшь бесследно.… Очнулась уж баба у себя дома. В своей горнице стоит пред образами, одной рукой крестится, а в другой лукошко полное подберезовиков да подосиновиков держит. Как из дома по грибы уходила, – помнит, как с Ошем говорила, – помнит, а где грибы собирала и как домой добралась, ну хоть убей, не помнит.С той поры молчалива старуха стала, никого не злословила, ни о ком не судачила как прежде было. На улице редко встретишь её, поклонится в ноги, пройдет сторонкой: «мол, простите, люди добрые, что вам помешала – на пути, на дороге встала». Разговорить её пытались.
«Что стряслось с тобой, Лукерия?» – спрашивали. Ничего не отвечала старуха,
лишь уголком косынки слёзы утирала, а на устах как будто улыбка проскальзывала.
Все и решили, что бабка Лукерья помешалась. Жаль было старуху, на язычок ох как остра была, – всем потешно было с ней посудачить, но побаивались её, злую
сворницу, и недолюбливали.Так и стала жить одна в своем домишке Лукерия, никем не примечаемая. И дожила она лет до ста, может быть, и больше. Все забыли о ней, живет и слава Богу. Только Ош изредка во сне приходил, похваливал да подбадривал.


Дорожите дружбой - ведь жизнь одна и так коротка
 
Ната-хозяйкаДата: Пятница, 05.02.2016, 18:34 | Сообщение # 19
Хозяйка сайта
Группа: Хозяева сайта
Сообщений: 3035
Награды: 35
Репутация: 6
Статус: Offline
2. МИНИАТЮРЫ

ПОДСНЕЖНИК
Крохотный подснежник, приютившись на голой холодной земле, едва обогретой весенним солнцем, тихо плакал, изредка всхлипывая: "Я живой, я живой, я хочу жить..." Его прекрасная, изящная душа трепетно дрожала, наблюдая, как поблизости чьи-то толстые пальцы убивают собратьев. Срывая, складывают их пучками в громадную сумку, надетую через плечо. Пальцы настойчиво и быстро приближались к испуганному цветку. Он мучительно замер в ожидании неминуемой смерти. Когда грубые пальцы коснулись расцветшей нежным бутоном головки подснежника, он из-за всех сил закричал: "Я-а-а жив!!", но тут невыносимая боль прервала жалобный крик. Властная рука, резко обхватив, пригнула его к земле, да так и оставила, посчитав слишком маленьким, неказистым. Милый лесной цветочек
ликовал, превозмогая боль: "Я - жив, я остался живым. Живым!.."

ОСЕННИЙ ЭТЮД
Порывистый ветер срывал с деревьев пеструю листву. Временами с неба накрапывал мелкий моросящий дождь. Казалось, что город погрузился в нескончаемую хмарь осени. Нахохленные воробушки прятались по чердакам домов, под козырьками брошенных торговых павильонов; немногие смельчаки, резко чирикая, перелетали с ветки на ветку. Растворив настежь окно, я завидовал их свободе. Дождь, ветер, первый морозец... - все им нипочем, чирикают себе беззаботно, словно радостно восклицают: "Осень пришла! Осень пришла! Чив, чив! В город осень пришла!"
И кажется каким-то непостижимым чудом, когда эта радостная птичья болтовня, шум дождя, свист ветра выстраиваются в звуки неземной завораживающей мелодии городской осени. И не мешают ей звучать ни отдаленно грохочущий трамвай, ни рев мчащихся по шоссе автомобилей, ни нервное щелканье зонтиков, которые раскрывают люди, что выходят из подъезда моего дома и вечно куда-то спешат.


Над землёю осень пышет,
Золотя поля, луга…
Над лесами говор слышен,
Стай, спешащих на юга.

Этих стай неугомонных
Птичий крик наполнил лес.
Ярких красок бесподобных,
Нам несёт опавший лист!




Дорожите дружбой - ведь жизнь одна и так коротка
 
Ната-хозяйкаДата: Пятница, 05.02.2016, 20:14 | Сообщение # 20
Хозяйка сайта
Группа: Хозяева сайта
Сообщений: 3035
Награды: 35
Репутация: 6
Статус: Offline
Сказка просвинку
Ранним октябрьским утром,когда земля схватывается первым морозцем, маленькая свинка по имени Фрося вышла из своего теплого домика погулять. Прямо с крылечка она разбежалась и хотела со всего размаха плюхнуться в лужу, но больно ударилась обо что-то непривычное – твердое и скользкое. Фросе никак не удавалось подняться на ноги. Ее маленькие копытца разъезжались во все стороны, и она не могла понять, что же случилось. Еще вчера на этом месте была прохладная смачная лужа, в которой с таким наслаждением любила по утрам купаться свинка. Сейчас ее копытца скользили, и она при каждой попытке подняться, отрываясь на миг от поверхности, больно шлепалась животом на затвердевший, словно камень, лед. Фрося не знала, что это такое. Она никогда в жизни еще не встречала ни снега, ни льда. Ведь родилась она весной, когда ласковое солнышко согревает мир и вся земля покрывается мягкой, нежной зеленью, на которой можно целыми днями валяться, наблюдая за стайками птичек, резвящихся высоко-высоко в голубом небе. Но сейчас Фросе было холодно и очень страшно. Ей казалось, что земля убегает у нее из-под ног, что она уже никогда не сможет встать и побежать, отбивая копытцами звонкую дробь.
После долгих усилий Фрося, наконец, проломила лед, и одна ее ножка провалилась в такую знакомую и желанную грязь. Свинка уперлась и постаралась удержаться на ножке, ощутившей опору, но ей это, конечно же, не удалось. Три другие копытца заскользили, и Фрося опять упала на свое нежное брюшко. Однако сейчас она догадалась, что ее любимая лужа покрыта чем-то холодным и твердым. И что это твёрдое нужно просто разбить копытцами.Она изо всех сил стала колотить по гладкой поверхности, и первый октябрьский лед, звонко брызжа искорками, поддался. Вскоре лужа была словно чешуйками покрыта мелкими острыми льдинками, которые, впрочем, отнюдь не мешали Фросе бегать взад-вперед по столь обожаемой чмокающей грязи.
Так наша Фрося первый раз в жизни узнала, что такое осенний заморозок.
Осеннее чудо!
Многие  почему-то не любят осень: мол, слякоть, недомоганья, хмарь на улице и на душе... Я же, напротив, с ее приходом оживаю, и даже ночью выхожу на балкон, чтобы вдохнуть осенний промозглый воздух. Мне по душе любая погода: от затяжных и нудных дождей до первого бодрящего морозца и
долгожданно-неожиданного снегопада. Осень – словно смерть, но она же и начало новой жизни! Осень, как музыка Бетховена, вбирает в себя все звуки, цвета и оттенки... Не оттого ли снова хочется жить и надеяться..., хочется ждать какого-то нового Чуда! И совсем не важно, каким оно будет, ведь оно непременно придет:
"...Долго стоял на балконе. У нас южная сторона, дом длинный, изогнут подковой, и деревья, получается, защищены с трех сторон. Листва на них почти нетронута – зеленная, желтая, красная, а на земле белый-белый снег и большие-большие белые хлопья падают с неба. Впечатление сказки, нереальности, чуда... Оказывается, это просто Покров неспешно укутывает нашу грешную землю!"


Дорожите дружбой - ведь жизнь одна и так коротка
 
Ната-хозяйкаДата: Понедельник, 08.02.2016, 17:27 | Сообщение # 21
Хозяйка сайта
Группа: Хозяева сайта
Сообщений: 3035
Награды: 35
Репутация: 6
Статус: Offline
ВИСЛОУХИЙ
У моей восьмилетней сестры Олечки есть мягкая игрушка: маленький розовый песик с голубыми висячими ушами, белоснежной мордочкой, на коротких и толстых лапках, хвостиком помахивает.
Сестра обычно с ним танцует, а на ночь укладывает рядом с собой спать. Но
как-то забыла она свою любимую игрушку в моей комнате, валяется оставленный песик посреди всякой всячины. Часы давно уж за полночь перевалили, в редком оконце свет встретишь, я же по привычке своей и ложиться еще не думаю, бумагами шуршу да шариковой ручкой поскрипываю. Взгляд мой нечаянно по полу скользнул, на чем-то "ненужном" остановился. То ли песик такой махонький: на ладошке весь умещается, то ли ночь придает всему другой, не дневной облик, – только не сразу узнал я Вислоухого. Сиротка горемычный на полу сидел, и глазенки черные грустно таращил. Жалко стало мне розового песика, поднял на колени, прижал к груди. Бедняжка уцепился мне лапками за шею, задремал; мяконький такой, пушистый, но отчего-то холодный-холодный. …И согреть невозможно.


ТУМАН И ТАРАС
У нас дома живут старый охотничий пес Туман и молодой персидский кот Тарас. Туман – карело-финская лайка. Раньше он был отличной охотничьей собакой, однажды даже ходил на медведя. Как рассказывал папа, пес бесстрашно набрасывался на смертельно раненного зверя, кружил, облаивал его, стараясь остановить. Но теперь Туман постарел. И мирно уживается с кошкой. Они запросто едят из одной миски, спят на одном кресле.Тараса крохотным котеночком принесли в наш дом несколько лет назад. Туман долго обнюхивал его и ворчал, а потом принял за своего и стал защищать. Ведь наш Туман – очень умный пес. Шло время, Тарас вырос во взрослого холеного кота со своеобразным, подчеркнуто независимым характером.
Трудно поверить, но он совсем не игривый. Из всех домашних он признает одну только маму. Всегда ласкается к ней, подолгу сидит на коленях и очень смешно обнимает за шею – кладет передние лапы на мамины плечи и прижимается мордашкой к ее щеке.
...Остается добавить, что оба наших животных рыжей масти. Я очень люблю Тумана и Тараса!

День на даче
В весенние каникулы мы всей семьей ездили на дачу. Наша дача далеко от города, в небольшой деревушке на берегу камского залива. Там у нас есть сад, огород и небольшая пасека. Пчёлкам зимой холодно, поэтому их улья на зиму убирают в специальные помещения – зимовники, а с приходом теплых весенних деньков выносят на проталинки. Мы с братом помогали родителям, расчищали тропинки и местечки для пчелиных домиков. Потом мы все вместе пошли в ближайший лесок кататься на лыжах. На одном из пригорков навстречу нам выбежал зайчик, папа успел его сфотографировать. …Я здорово провела время на даче!


Дорожите дружбой - ведь жизнь одна и так коротка
 
Ната-хозяйкаДата: Понедельник, 08.02.2016, 17:57 | Сообщение # 22
Хозяйка сайта
Группа: Хозяева сайта
Сообщений: 3035
Награды: 35
Репутация: 6
Статус: Offline
НАШЕ СТАРОЕ КРЕСЛО
У нас на даче стоит старое кресло. Оно настолько старое, что помнит моего прадедушку, и уже дважды перешагнуло из века в век. То есть родилось оно на мебельной фабрике в XIX веке, миновало рубеж XX века, а год назад поспешило перейти в XXI век.
Однажды летним вечером я на несколько минут присела в кресло и… заснула. Вдруг мне почудилось, что кресло подо мной ожило! Оно поздоровалось со мной, пожав мою руку витым подлокотником, обтянутым старинным пурпурным гобеленом. Вежливо поклонилось и представилось: – Здравствуй, Олечка! Меня зовут Платон Михайлович, я ваше старинное кресло.
– Здравствуйте! – робко прошептала я.
– Олечка! Неужто испугалась меня?! Вспомни, как вы с братиком на мне
кувыркались, когда были маленькими.
Я набралась храбрости и спросила: – А Вам не было больно, когда мы на Вас прыгали?
– Ха-ха-ха – раздалось в ответ зычным раскатистым смехом. – Мне не бывает больно, малышка. Я старинное дубовое кресло. Ха-ха-ха.
Кресло, словно огромный корабль во время шторма, зашаталось подо мной, и я проснулась.

ПЕРВЫЙ ОСТРОВОК ЗНАНИЙ
…Кажется, ещё вчера мы были маленькими, и нас наши мамы и папы за ручку в первый раз привели в школу. Как мы ждали, как мы боялись этого торжественного, незабываемого дня! Когда впервые переступили порог школы, зашли в класс, сели за парты. Несмелые, пораженные новым, совершенно неведомым миром, мы готовы были расплакаться и броситься вслед за мамами. Но спустя каких-то несколько дней мы познакомились друг с другом, подружились, и школа стала чем-то родным, чем-то необходимым и самым важным в жизни. Каждое утро мы спешили поскорей увидеть стены родного класса, услышать строгий, но вместе с тем такой нежный и ласковый, голос Надежды Степановны, сломя голову поноситься на переменах…
Школа стала крохотным островком в необъятном океане жизни, крохотным и в тоже время несоизмеримо большим. Откуда каждый из нас отправится в бесконечное путешествие по запутанным лабиринтам новых познаний, открытий и свершений.


Дорожите дружбой - ведь жизнь одна и так коротка
 
Ната-хозяйкаДата: Вторник, 09.02.2016, 19:38 | Сообщение # 23
Хозяйка сайта
Группа: Хозяева сайта
Сообщений: 3035
Награды: 35
Репутация: 6
Статус: Offline
Мой любимый праздник – Пасха

Мой любимый праздник – Пасха, Светлое Христово Воскресение. Когда просыпаешься в ясное, весеннее утро, бабушка подносит ярко-красное яичко со словами: «Христос Воскресе, внученька!
Христос Воскресе!» И возьмешь из тёплых бабушкиных рук это яичко, – словно маленькое зернышко всеобщего чуда – объединившее в себе весь мир.Смущенно пролепечешь: «Воистину Воскресе», мгновение повертишь яичко в руках и со звонким смехом бросишься бабушке на шею. Душа наполнится пасхальной радостью наступившей весны, первой зелени, первых по-настоящему тёплых дней.
Выбежишь на улицу, а по дороге вовсю бегут ручьи. Воздух еще прохладный, но ветерок гуляет ласковый-ласковый, пахнущий талым снегом, набухшими почками деревьев и откуда-то принесённым благоуханием расцветшей мать-и-мачехи.

РАССКАЗ ОЛЕНЬКИ
или
КАК Я ПОБЕДИЛА В СЕБЕ ЭГОИЗМ
Однажды, в воскресное утро, я проснулась в не очень хорошем настроении, вставать не хотелось совсем. Мама сказала, что уже поздно, что пора завтракать и убирать квартиру. От маминых слов мне захотелось с головой закутаться под одеяло и снова заснуть. Но неожиданно во мне заговорила совесть! Ведь если я снова засну, маме придется убирать квартиру одной, потому что вечером мы ждали гостей. Я нехотя встала, оделась и поплелась на кухню. Съела свой завтрак, быстренько вымыла за собой посуду и начала пылесосить ковер. Сначала у меня всё валилось из рук, но немного погодя работа стала спориться. Я даже попробовала танцевать с пылесосом, и… у меня получилось!! Потом я словно в волшебном вихре носилась по всей квартире, вытирая пыль и расставляя всё по своим местам. Очень скоро мы с мамой освободились, сходили в магазин и стали вместе готовить праздничный ужин. Так я победила в себе эгоизм и прожила один из самых счастливых дней в своей жизни!

__________________________
© А.В. Касьянов, 1999 - 2008


Дорожите дружбой - ведь жизнь одна и так коротка
 
Форум » творчество моих друзей » Сказки » Волшебные сказки у Толика Касьянова
Страница 1 из 11
Поиск:

©, 2018 г.
Сайт создан в системе uCoz